Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2009

s

Юлия Беломлинская

Нефтяная Венера

Александр Снегирев
Нефтяная Венера

Другие книги автора

Александр Снегирев "Нефтяная Венера"

Предыдущую книгу Снегирева «Как мы бомбили Америку» я очень полюбила, и сам Снегирев мне симпатичен. Он, безусловно, талантливый писатель.

И очень искренний и хороший человек. Эта новая книга, тоже основана на личном опыте.

Печальном и в чем-то неожиданно смешном.

Я над ней сильно задумалась. То есть, задумалась в очередной раз над темой книги.

Тема – жизнь с дауном. То есть с ребенком – дурачком. Или с ангелом, или с инопланетянином... Это уж как кто назовет.

Но по-любому с Нездешним.

С ребенком, который никогда не вырастет. И никогда не станет тут на земле – своим и понятным для основной массы населения. Никто из здешних не сочтет его красивым, умным, талантливым. Для здешних, он всегда будет «идиот», в самом обычном смысле этого слова, не в древнегреческом. Хотя в древнегреческом смысле «идиот» значит «гений».

И родителей будут жалеть. Или раздражаться.

А детей таких будут прятать за стенами спец-интернатов.

Сейчас можно узнать о дауне заранее: стопроцентный анализ – это для богатых, он платный и дорогой. Для всех остальных анализ попроще, и результат его звучит крайне провокационно - "пятьдесят на пятьдесят". Это то, что говорит врач. Врач ничего не рекомендует – он только констатирует пятидесятипроцентную вероятность.

Богатым как всегда проще – там констатируют если и вероятность дауна - то стопроцентную.

А когда «пятьдесят на пятьдесят» – это совсем уж сложно решить. Если в жизни родителей есть христианский священник, он делает то, что ему положено – говорит "рожайте". Родится даун -значит, надо любить дауна. Что говорят мулла, раввин и далай-лама – я честно признаюсь, не знаю. Скорее всего - так же.

Что бы я лично решила в таком случае – тоже не могу ответить. Не знаю, и заранее не решить.

Если жизнь любого человеческого тела на этой земле – лишь временная высадка, транзит некоей души – то, может, лишняя хромосома – это просто ошибка маршрута?

И тогда не нужна эта случайная неверная высадка. Пусть летит дальше и выходит на своей планете.

Можно и так. Но любые эти рассуждения для меня лично касаются только еще не сошедшего на нашей станции. А уж если Инопланетянин все ж таки высадился - то для меня ясно, что бросать его нельзя. Ни по какому.

Но я так рассуждаю сегодня в свои пятьдесят. А как рассуждала бы в двадцать … Да, наверное, ровно наоборот.

Ровно наоборот рассуждают в книге молодые родители Федор и Лена. И оставляют дауна в роддоме.

Им по семнадцать лет – ну и что вы хотите от них? Но родители Федора – люди совсем немолодые – Федор и сам у них поздний ребенок, и они с таким решением смириться не могут. И инопланетянина Ваню берут домой. Дальше там, понятно, развод.

В общем, к началу книги Федор - успешный архитектор-дизайнер, живет один и в свое удовольствие, бывшая жена Лена вообще исчезла с горизонта, а их сыну Ване почти шестнадцать, и растят его немолодые бабушка и дедушка.

Понятно, что автор знает многое знает про жизнь детей-даунов в столичном городе Москва.

Где, я верю, на сегодня достигнут некий уровень заботы о «сирых мира сего» – отвечающий пресловутым «нормам Запада». То есть, любого американского или шведского захолустья.

То есть, в плане заботы о Социально Беззащитных – Москва, в одном отдельно взятом городе – дошла до уровня цивилизованного мира. Насколько я понимаю, за последние годы и Питер, которым рулят бабы, приближается к этому уровню. И, наверное, другие небедные города в нашей стране. Может, и в Тюмени все с этим хорошо.

Но даже и в Москве, из этой книги мы не узнаем, как живут дауны, которых бросили.

Автор показывает нам лишь то, с чем он сам, вероятно, столкнулся – жизнь даунов, которых любят, заботятся о них. Родители, бабушки, дедушки. Автор описывает подробно даунскую театральную студию. И, похоже, что он ее видел в реале. Почему-то не описывает даунскую школу – наверное, потому что не видел. И наверное, потому что такая школа не отдельно даунская, а общая для «медленных» детей.

Герои книги ребенка учат дома.

И в общем, автор пытается рассказать правду. Описывает вполне симпатичного ребенка – шестнадцати лет с развитием – ну такого смышленно-восьмилетнего.

У Вани свои интересы, свои прибамбасы, и свои тараканы… похоже, что описываемый автором случай – не из самых тяжелых. Такие дети - имеют общие черты, но по развитию все очень разные.

В общем, в самом начале книги - мать героя - дизайнера Федора, и бабушка второго героя – Пришельца Вани - неожиданно умирает.

Дедушка умирает от инфаркта через пару дней после смерти бабушки. После допроса в милиции, связанного со смертью бабушки.

А дальше сюжет развивается вполне авантюрным образом. Там появляется картины "Нефтяная Венера", которую Ваня нашел на месте гибели ее автора - салонного художника Джоржа Сазонова, появляются его дочери: русская Соня и француженка Маша.

Картина "Нефтяная Венера" – оказывается афишей к киномюзиклу «Наша Аленушка», в котором главную роль играет неожиданно появившаяся Ванина мама Лена…

…А в конце книги все умершие герои книги оказываются в одной братской могиле – то есть, мама и папа Федора, а также Джорж Сазонов там уже лежат волею судеб, и туда же в конце книги кладут погибшего Ваню, оставшиеся в живых Федор, Соня, Маша и Лена.

При этом художник Джорж Сазонов - не родственник главного героя, они вообще не знакомы – просто дочки Сазонова купили эту уже занятую за взятку, прямо на кладбище…

Поэтому любовная история Сони и Федора начинается с того, что Федор там, на кладбище, на слова Сони «молодой человек, нервничать вредно, а то второго дурачка родите», невзирая на женский пол - дает ей по физиономии.

А дальше все оказываются хорошие добрые. Мирятся, ссорятся, снова мирятся и все любят смешного Ваню. Который живет пока что не на своей планете – а тут, прямо у нас, плачет, смеется, радуется, пытается играть Меркуццио в театральной студии для подобных ему детей, и в конце книги совсем нелепо гибнет.

Историю про больного мальчика – автор решил сделать, следуя за знаменитой «Дорогой» Феллини. Что есть история полудурки Джельсомины? Трагедия ? Или комедия?

Обыкновенная «феллиниевщина» – смех сквозь слезы.

Ваня – у Снегирева и получился таким вполне феллиниевским клоуном, Рыжим и Белым одновременно.

Все равно я думаю, что с сюжетом он немного перегнул. Не по части смешного, но по части бесконечных совпадений – неправдоподобных. Но, в конце концов, это не так уж важно.

Потому что тема книги - очень важная и серьезная.

И там есть точные наблюдения автора, и его правильные, разумные и порою трогательные рассуждения, о боге, о долге и об ответственности.

Наверное, без авантюрного сюжета – книга показалась бы чересчур дидактической.

Кому-то показалась бы скучной. Но в результате книга вышла немного абсурдная – но уж скучной ее никак не назовешь. Читается она без отрыва – на одном дыхании.

Как приключенческая литература.

И при этом – заставляет сильно, сильно задуматься.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу