Смотреть трансляцию

Михаил Визель

Степные боги

Андрей Геласимов
Степные боги

Другие книги автора

Андрей Геласимов "Степные боги"

На обложку книги вынесено:

Глубина Толстого

Психологизм Достоевского

Патриотизм Шолохова

Сказано, конечно, эффектно, но несколько общo. Но если непременно надо обложить Геласимова, как степного волка, какими-то флажками с именнами, то скорее можно вспомнить Айтматова, а именно — его «Белый пароход», колоритный (но переписанный безукоризненно литературным «толстожурнальным» русским языком) микроэпос о мальчике, и Алексея Иванова-Пермского, с его остраненно-юмористическими описаниями диковатого быта в «Земле-Сортировочной», и с толикой его же непедалированного анимизма «Золота бунта». Плюс, конечно, Федора Абрамова с его тревогой об одичании русской деревни середины XX века, ломающейся под городским начальственническим напором по мере ухода из жизни людей, заставших традиционный (читай: дореволюционный) уклад.

Впрочем, если не расставлять флажки по примеру ретивых пиарщиков, а обратиться к самому тексту, то увидеть можно следующее.

Место действия романа — забайкальская деревня Разгуляевка. Время – лето 1945 года, аккурат между долгожданной победой над далекой Германий и не менее долгожданным началом боевых действий против близкой Японии. Главных героев двое: десятилетний местный пацан Петька Жуков и пожилой врач-японец Хиротаро, добровольно оставшийся в русском плену, чтобы подавать медицинскую помощь своим соотечественникам, вкалывающим на шахте рядом с деревней. Они по всем параметрам – полная противоположность друг другу. Петька – «выблядок», его мать совсем девчонкой залетела от местного ухаря (который таким образом отомстил ее брату за то, что тот его обскакал - был послан учиться на тракторную станцию), не знает отца и никому не нужен. Хиротаро, напротив, - потомок захиревшего, но древнего самурайского рода. Он чтит своих предков и пишет о них по ночам в бараке что-то вроде фамильной хроники, предназначенной для оставшихся в Нагасаки детей (им суждено совсем скоро погибнуть при атомной бомбардировке, но никто еще об этом не знает). Петька уже нашел свое предназначение в жизни: умереть в бою. И боится только, что все бои кончатся раньше, чем он достаточно вырастет. Хиротаро, напротив – пацифист, врач. Более того: он травник от Бога, знающий свойства (в том числе лечебные) всего, что растет на земле. Именно он обращает внимание на мутации цветов неподалеку от шахты и интуитивно чувствует, что это как-то связано с дурной славой этого места у бурятов как «плохого», непригодного для жизни, и с тем, что пленные японцы на этой шахте мрут в десять раз больше, чем на других, а в деревне родятся слабые, больные дети.

Читатели, в отличие от героев, разумеется, быстро понимают: дело в радиации, в выходе урановых руд. Не менее ярко выражена, но менее объяснима «в лоб» моральная мутация местных жителей. Роман начинается с того, что дед Артем не может уснуть, мучаясь вопросом: найдут припрятанный им спирт или не надут? («Найти» и «спереть» для местных жителей, ясное дело, синонимы). Спирт, конечно, контрабандный, но после такого начала уже не удивляешься тому, что местные детишки, «играя в Гитлера», чуть не вешают — отнюдь не понарошку! — «Петьку-выблядка» (его спасает случайно проходивший мимо по лесу в поисках своих травок Хиротаро), а вернувшиеся домой фронтовики (включая Петькиного отца) ведут себя хуже диких завоевателей.

Лишь под конец становится видно, что общего у Хиротаро и Петьки: оба они верят в степных богов. Даже не верят, а просто знают об их существовании. Петька выцарапывает на досках забора матерные заклятья против Гитлера (а когда ленится это делать, радио сообщает, что советские войска забуксовали в своем продвижении на Запад). Хиротаро же с помощью буддийских по форме, но на самом деле абсолютно языческих ритуалов отгоняет смерть от Петькиного дружка Валерки («хлебнувшего» радиации еще в материнской утробе).

На этом роман и кончается. В качестве приложения в книгу включены предыстории молодости героев, которых мы застаем в самом романе уже взрослыми и стариками.

«Степные боги» - добротный классический роман, на знакомом автору материале (видимо, упоминающийся в книге «казачий род Геласимовых» - это не просто филологическая шутка), с прописанными яркими героями, явными сюжетными линиями и не сразу заметными подводными течениями, с любовью и ненавистью. Он просится на экранизацию – в духе «самобытного ретроориентализма» вроде совсем недурного «Перегона» - каковой скорейшей экранизации я автору искренне желаю. Но национальным бестселлером, боюсь, ему стать не суждено, с премией или без.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу