Смотреть трансляцию

Ольга Надпорожская

Новая земля

Ариф Алиев
Новая земля

Другие книги автора

Ариф Алиев "Новая земля"

Смесь антиутопии и робинзонады, мастерски написанный роман, на примере которого можно отстаивать необходимость введения цензуры. В самом деле: пройтись по тексту рукой цензорфа — и готово прекрасное произведение, мужественное и глубокое. И что с того, что текст окажется на четверть короче. Оставшиеся три четверти заслуживают любой литературной премии, а вот то, что придется выкинуть... такое и самая беспринципная желтая газета не напечатает.

В романе рассказывается о недалеком будущем, когда тюрьмы во всем мире будут переполнены осужденными на пожизненное заключение (повсеместно отменена смертная казнь). Чтобы решить проблему содержания «полосатых», начинает действовать международный проект: пожизненно заключенных вывозят за полярный круг, на Новую Землю, и, снабдив «всем необходимым», оставляют там в качестве колонистов. Как только координаторы проекта покидают остров, там начинается беспредел — убийства, пытки, каннибализм, поскольку «колонисты» - не только опасные преступники, но и психически больные люди. Тем не менее, именно здесь, в нечеловеческих условиях, в некоторых осужденных начинает просыпаться человеческое, зарождается даже некое подобие дружбы. Усилиями главного героя на острове воцаряется порядок, прекращается каннибализм, строятся даже часовня и мечеть. Колонисты находят вмерзший в лед советский самолет и чинят его, чтобы сделать невозможное — подняться в небо.

Хорошо, но что же содержит в себе одна четвертая часть текста, читать которую глаза в буквальном смысле слова отказываются? О, это описания преступлений, за которые осуждены герои, рассказ о том, как эти преступления продолжаются и в тюрьме, и на корабле, и на Новой Земле. Герои — маньяки, и преступления их непросты, они сочетают в себе изощренный садизм, сексуальные извращения, специфический научный интерес к анатомии человека и ритуальные жертвоприношения. Автор не просто намекает на то, как именно убивал тот или иной герой — он смачно рассказывает об этом: устами самих заключенных, текстами табличек на их камерах. Цитировать не стану, поскольку и это, на мой взгляд, преступно.

И Даниэль Дефо, и Жюль Верн тоже, помнится, писали о людоедах. Но почему-то они не описывали технических подробностей того, кто как кого резал, готовил, употреблял в пищу. Да и вообще литературе всегда было свойственно говорить о страшном — однако щадя читателя, да и писателя тоже. Алиев нарушил все мыслимые этические нормы и сделал свой роман опасным для общества. А жаль, ах, как жаль.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу