Дмитрий Трунченков

Щастье

Фигль-Мигль
Щастье

Другие книги автора

Фигль-Мигль "Щастье"

Роман почти Гоголя – потому что едва ли не Гоголь-Моголя – Фигль-Мигля относится к литературе, восходящей корнями к бурлеску. Роман похож и на творчество жившей в начале прошлого века малоизвестной писательницы Хоуп Мирлиз, напоминает он также и «Третьего полицейского» Флэнна О'Брайена, и крышесносные истории Бориса Виана. Всех этих авторов объединяет поистине волшебная аура их произведений, действие которых происходит в совершенно других, непостижимых умом реальностях, так что не всегда понимаешь, как это сделано. В действительности же такие миры создаются путем выворачивания наизнанку мелких, незначительных особенностей реальности подлинной – именно в этом их отличие от иных миров, построенных как развернутый символ или метафора. Точно так же устроен и роман Фигль-Мигля: автор сначала переводит в абсурдный план мелкие бытовые детали, а потом продолжает их далее, разворачивая в свой собственный мир. Так появляются В.О. и П.С., джунгли и варвары, профсоюзы и авиаторы, анархисты и фарисеи.

Главный герой в этом мире – навроде психоаналитика. Обладая способностью выходить на «другую сторону» человеческой души, он оказывает эксклюзивную услугу: уничтожает призраки погибших людей, грозящие погубить нанесшего обиду, чаще – убившего их. Разноглазому – так зовут главного героя – приходится испытать чреду разочарований и извлечь из них ряд уроков. Забитый жалкий учителишка, получив наследство, отказывается выполнить договор. Влюбленная женщина проклинает героя, но, умирая, поручает душеприказчику избавить его от проклятия, - для того чтобы усмирить умершую, являющуюся к душеприказчику во сне, Разноглазому приходится изыскивать пути для снятия порчи. За деньги – это его работа – герой вынужден помогать как революционным анархистам, так и правительству – что ставит его в щекотливое положение. Доходит до того, что ему приходится спасать жандармов от призрака убитого ими революционера – а ведь тот когда-то был его другом. Ситуация непростого морального выбора напрямую подводит к выводу: карьера, и в том числе карьера экзорциста – это разновидность духовного пути, необходимость переступить через моральные принципы на котором – одно из испытаний.

Особенность довольно редкого жанра, в котором написан роман – в том, что в этом жанре легко скатиться в полнейший трэш, перегнуть палку, - и многочисленные приключения взбесившихся Колобков и былинных богатырей тому примером. Чем особенно удивляет «Щастье», так это тем, что, казалось бы, стоит отложить чтение, как тотчас же сюжет представляется полным бредом, - но нет: начав читать снова, от книги уже не оторваться. И только удивляться остается щекочаще-двойственному чувству: вот ведь и чушь, а как здорово написано!

Искусство сделать из полной чуши искусство – вот это действительно искусство. По этому случаю и проголосовать не жалко – 1 (одним) баллом.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу