Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2009

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Павел Крусанов

Щастье

Фигль-Мигль
Щастье

Другие книги автора

Фигль-Мигль "Щастье"

Загадочный автор Фигль-Мигль известен читателю в основном по журнальным публикациям как блистательный, изысканный, надменный, своеобразно чувствующий/мыслящий эссеист и рассказчик. Кажется, в качестве эссеиста, он был даже удостоен несколько лет назад премии городского журнала «Звезда». Но до сих пор, видимо, мы нюхали цветочки, поскольку «Щастье» -- определенно лучшее из того, что на сегодняшний день являлось нам за этой странной подписью.

Картина такая: мир после катастрофы – новая версия. Обстоятельства жизни этой обретенной ойкумены, включающей в себя то, что осталось от Петербурга и его окрестностей, загадочны, нелепы и опасны. Читатель попадает как бы в пространство нового мифа, чудн о го, непривычного, замороченного, исполненного событий и поступков, причиной которых по большей части является не психология персонажей, а своеобразный рок – непредсказуемая воля автора. И это справедливо, потому что в мифе нет место психологии. Ход действия достаточно традиционен – персонажи совершают путешествие с целью обретения некоего предмета, способного счастливо переменить их жизнь. Грубо говоря: роман-дорога. Но дело не в сюжетной канве. Дело в языке, в органике письма, в выверенности интонации рассказчика – холодной, язвительной, безжалостной и точной. Кризис гуманизма, о котором неоднократно говорили петербургские фундаменталисты, похоже, глубоко прочувствован автором «Щастья» и явлен в типе сознания главного героя – возможно, лучшего представителя человеческой породы в наступившем постгуманистическом обществе. В романе нет положительных персонажей, и тем не менее холодное обаяние рассказчика, того самого главного героя, от чьего имени ведется повествование, помимо воли читателя завоевывает его, читателя, симпатию. И это несмотря на то, что Фигль-Мигль, соблюдая правила игры, в число которых входит и фантастический антураж, и заменяющий пресловутый психологизм авторский произвол, и общее расчеловечивание мира, читателя – в добрых традициях романтизма – порядком презирает. И в самом деле – а за что его любить-то? За то, что истина одна, но каждый норовит иметь собственное мнение? Да плевать на его, читателя, мнение. Тем более что на читателе порядочному писателю все равно не заработать. Итак, автор читателя презирает, а читатель схватил блесну и повелся. Это ли не победа разума над сарсапариллой?

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу