Дмитрий Воденников

Танкист, или Белый тигр

Илья Бояшов
Танкист, или Белый тигр

Другие книги автора

Илья Бояшов "Танкист, или Белый тигр"

Ну, Моби Дик, конечно же, Моби Дик, хотя автор старательно маскирует первоисточник под гоголевскую шинель.

В первый раз за многие годы я пожалел, что книжка так быстро кончилась. Как-то удивительно совпала эта книжка с моим представлением о той войне - грязной, некрасивой, всё время в глине и мокрых сапогах. Отвратительной, вонючей, которой лучше, чтобы не было. С безумным этим танкистом Иваном Ивановичем, с уголовником и алкоголиком в экипаже (чай не четыре танкиста и собака). То есть не с той, которую так старательно изображали когда-то в эпопее "Освобождение", которую десятью секундами экранного времени покрывает как петух курицу крупнобюджетный сериал про сауроново колечко.

Да мне и ходить далеко не надо: в соседнем болоте лежит на дне целая колонна тридцатьчетвёрок, утопленных там юным лейтенантом. И Матросов тут по соседству совершил свой сомнительный подвиг, и пламенная пулемётчица Маншук высечена в бронзе в райцентре напротив магазина спорттоваров. Да расспроси местных жителей, они расскажут, как наши с фрицами, сидя в окопах промеж наступлений менялись самогоном на сало и наоборот, как те и другие с одинаковой регулярностью реквизировали у местных жителей этот самый самогон. И в краеведческом музее города Невель расскажут про специально забытую немцами цистерну с метиловым спиртом, от которой полегла целая наша дивизия.

Что вовсе ничего не отменяет, то есть того, что война - говно, а люди - они живые. И победили наши, потому что они наши.

Одно только расстроило в книжке: бронебойную матчасть Илья Владимирович изучил хорошо, это чувствуется. Подвело его другое: якут не может носить фамилию Бердыев. Ибо фамилия эта сугубо тюркская то есть носить её мог бы туркмен, киргиз или житель Поволжья. А якуты к тюркам имеют ровно такое же отношение, как эскимосы, ацтеки или индейцы из племени семинолов, то есть вообще никакого. И звали якутов в те времена гораздо более русскими именами, чем самих русских - Василий Фёдоров или Николай Степанов. А якутских женщин и по сей день в основном зовут Люба.

Однако же, несмотря на этот крупный огрех, плюс один, как говорят у нас в интернете.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу