Юлия Беломлинская

SOS

Наталья Ключарева
SOS

Другие книги автора

Наталья Ключарева "SOS"

ПОБЕДИТЕЛИ

Книга Натальи Ключаревой называется "SOS”

Но правильнее было бы название «Победители».

Книга вообще-то о победе. Об одной маленькой победе.

О том, как московский модный художник с непростым именем Гео, пытается как-то прорваться к самому себе, Егору - парню из провинциального городка на Волге.

К Георгию – таким победоносным именем когда-то нарекли его родители.

Нащупать в себе какой то жизненный стрежень. Тот самых хребет, который если уж обрел – то хрен переломишь.

Наташа Ключарева в общем-то продолжает тему, начатую в своей первой книге «Россия - общий вагон». Тему ответственности.

Пишет она опять о том, что хорошо знает – о молодежи , о молодежных тусовках и о молодежных проблемах. И это всегда правильно: писать о том, что знаешь.

В общем-то такие книги сейчас выходят часто. Молодежь по-прежнему в моде.

Наташа отличается от общей массы тем, что в свои «около тридцать» – она, пройдя все варианты «духовных» и бездуховных практик» – на сегодня, явно принадлежит к людям, которых я называю «тихо верующие».

«Тихо верующие» в литературе узнают друг друга – в первую очередь – по негромкому тембру голоса и большой осторожности в суждениях.

Но осторожность эта - от аккуратности, а не от трусости. От бережного отношения к человеку, вечно слабому, запутанному и заблудившемуся.

В современном мире, отнюдь не прохожем на стоячее болото, но похожем на водоворот Ниагарского водопада – самое главное - это суметь остановиться. Не дать себя кружить и нести по течению. Как-то зацепиться. Ухватиться за что-то реальное.

А представьте себя в эпицентре водопада, ну и за что же там ухватиться?

Вот именно. И так примерно ощущает себя наша молодежь.

И она дает себя нести по течению. Благо, водичка свежая - не застой, не болото. Бодрит!

Таков и герой. История классическая – из любого кино.

Герой покидает Маленький Городок, едет за судьбой и удачей в Большой Город.

За спиной остается Первая Любовь.

Брошенная, беременная… аборт.

И возвращение героя через пять лет. Девица замужем за когда-то лучшим другом.

Все как у всех. Все уехали в Большой Город. Там есть замечательные строчки:

«Москва, Москва, кто в юности не ездил завоевывать тебя со ста рублями в кармане?

Только тот, кто ездил покорять Питер с томиком Хармса в рюкзаке.

Кто не ночевал в подъезде Булгаковского дома, не стрелял денег на Арбате, не заводил знакомств у памятника Грибоедову? Только тот, кто спал у Вечного огня на Марсовом поле, протягивал шляпу прохожим в Трубе под Невским, а новых друзей находил на Пушкинской 10»

Мне не кажется правильным пересказывать в рецензиях сюжеты прочитанных книг.

Это зачем? Чтобы меня не заподозрили в том, что я не прочла?

Так не проверишь – у любого книго-обзорщика есть профессиональное умение – просмотреть текст по-быстрому и узнать, какой там сюжет – как раз не читая.

Я читать люблю гораздо больше, чем писать. А Ключареву и подавно. Она пишет просто и интересно. И непременно внутри найдется что-нибудь неожиданное.

Вот и эта книга совсем запахла бы ладаном и миррой, если бы излечение героя, и его резкий разворот с Неверной Дорожки на Верную - не был форсирован потреблением галюцигенных грибов.

До этого совесть хоть и свербила в штанах – особенно при виде героини – тихо верующей, в платочке и с опущенным взором, но окончательно ударила в голову и в грудь – только после того как лучший друг «подогнал дури» - то есть вот этих самых грибов.

Это мне очень понравилось – потому что у меня давно были такие стихи:

«…А разве в Марокко такие растут мухоморы?

как растут у нас под боком,

в бедном питерском барокко…

Съел грибок.

Взошел на гору.

Поговорил с Богом

и пошел себе с богом…»

Это я еще в девяносто пятом написала. Видно, тема грибоеденья, как единственного способа поговорить с Богом – носится в умах.

И к середине книги истина выглядит просто и гениально:

«Плохо тебе, парень? Бог молчит? А ты похавай, похавай мухоморов, парень. И он сразу тебе че нить да скажет…»

Это звучит почти как «блатная музыка».

«Плохо те парень? А ты поперди, поперди, парень, сразу полегчает…»

Но так было бы слишком просто. И потом, мухоморы эти - уж последнее, за что можно уцепиться.

Часто бывает, что их и подогнать некому. Вот и герою не удается за мухоморы уцепиться.

Был бы он эскимосом иди мексиканским индейцем… Жил бы он в Тихуане или в Акатуке…

А он неожиданно застревает в местности с названием Великие Прудищи… где то между Москвой и Волгой…едет на автобусе в вовсе безымянный город – это вероятно райцентр Великих Прудишь – в общем, не называемая автором «жопа мира» – на нашем конце этого самого мира. Не хуже Тихуаны и Акатука. Да и мухоморы, понятно, что растут.

Но к этому моменту герой уж знает, что за их НЕ зацепишься.

Он уже набрал целую коллекцию знаний о том за что НЕ зацепиться.

Не зацепиться крючком за вены. Стрючком за деву.

Паучком за сеть. Даже и всемирную.

Кафкианское сидение в комнате в ожидании «мира, желающего бросится к твоим ногам» – тоже не выход.

А вот выход под колокольные звоны и хоругви…

На первый взгляд выглядит так заманчиво…но и это герой уж попробовал.

Там, в имперской православной Москве, попробовал и увидел все ту же фальшь – тех же ряженых – что и в антиимперских молодежных тусах.

Ряженые байкеры и ряженые хоругвеносцы. Пророки и секретари.

Казаки и еговисты. Все – один чисто Ниагарский Маскарад.

И его несет в эпицентре.

И в результате - безымянный городок в паре остановок от Великих Прудищь.

Именно там герой все-таки цепляется за церковную ограду.

Вернее, прижимается к ней лбом и наконец плачет.

И тут истина наконец является нему в виде захолустного маленького батюшки.

На крик героя «Не могу, ничего не могу!» – батюшка отвечает лаконичным «Никто не может»

А узнав, что имя героя - Георгий, произносит слово, которое я бы вынесла в название книги «А я - отец Виктор. Оба победители!» -и смеется.

Над собой и над этим вот мятущимся очередным российским Чайльд Гарольдом.

Я думаю, что все «тихо верующие» однажды столкнулись в жизни с чем то таким.

Всяк из них цеплялся лбом за церковную ограду, рыдал глупыми пьяными слезами. Или трезвыми, не важно. И кто-то рядом правильно засмеялся.

Или сказал насчет того что «никто не может».

Снял, в общем, пафос момента.

В книге есть множество очень важных наблюдений, негромких и правдивых свидетельств.

Безусловно, это камерное произведение. И оно вышло не таким ярким, как предыдущая книга Ключаревой. И более простым. По стилю новая книга - больше публицистика, нежели проза.

Вполне возможно, что будущее Ключаревой - все же публицистика, а не писание романов.

Не надо забывать, что Ключарева еще и очень талантливый поэт.

Но, куда бы не двинулась ее литературная судьба, в дальнейшем - для меня совершенно ясно, что судьба будет - литературная.

Наташа Ключарева по-прежнему растет, взрослеет, умнеет. И как всякая умница – не считает себя выросшей, взрослой и умной.

Но посреди Ниагарского Маскарада мнений, мод, течений и веяний – она давно, а может и недавно – но твердо зацепилась. Нащупала под ногами некий островок, и написала свою мантру – простую и короткую, как для младших школьников.

«Никогда не отчаивайся. Никто не может. Победа будет наша.»

В книге герою снится Победитель отец Виктор, пишущий это мелом на асфальте.

Бывает и хуже: ни сна, ни асфальта, ни мела.

Но отчаиваться точно не стоит, потому что никто не может. А победа все равно будет наша.

И в этом безусловная ценность этой книги.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу