Евгений Мякишев

Я убью тебя, менеджер!

Евгений Зубарев
Я убью тебя, менеджер!

Другие книги автора

Евгений Зубарев "Я убью тебя, менеджер!"

Немного лирики

В лирических стихах – два персонажа или, если угодно, два автора. Собственно, автор и – читатель, я. В лирику за долгие годы творческого брожения я погружался глубоко, как полковник Уркинс в пелевинском романе "Т" – на батискафе в Марианскую впадину. Мало того, что всю классическую, да и пост-постсеребряную «любовь-морковь» перечитал, но и «глубоководные вершки» от этого дивного корнеплода изучил, словно усердный ботаник. Другое дело – роман. Написанный от первого лица, но таким языком, что незамедлительно хочется автору этот его литературный язык осторожно защемить в мышеловке. Я уже задавал вопрос номинатору в рецензии на книгу Лукина «С нами бот»: за что же это нацию так недолюбливать? Тот же самый вопрос засвербел у меня в подкорке, когда я увидел в длинном списке свежее сочинение Евгения Зубарева «Я убью тебя, менеджер!». Понятно, откуда взялось название. В начале 90-х прошлого века был популярен – одной-единственной песней «Я убью тебя, лодочник!» – фальшиво-хриплый «шансонье» Профессор Лебединский. Оказывается, песенка не позабылась и не сгинула вместе с исчезнувшим с поп-небосклона приблатнённым исполнителем. По долгу службы «менеджера» я уже единожды – с душевным напряжением, но прочёл. В прошлом году его выдвигали на соискание Гоголевской премии в номинации «Нос». Жюри под председательством Ильи Бояшова решительно эту номинацию упразднило: в связи с несостоятельностью всех предложенных «юмористических или сатирических» произведений. Зубарев, однако, на этом не успокоился. Оставшись с носом, решил ещё разок попытать счастья. А чем чёрт не шутит – вдруг обрыбится «Нацбест». Здесь и денежное наполнение существенно поболе будет, и резонанс не в пример скромной Гоголевской – куда круче. Бывает, конечно, что «у молодухи умирает, а у старухи живёт», но, думаю, в данном случае автор и номинатор наивно погорячились. Пересказывать унылое зубаревское добро у меня как-то язык не поворачивается. Ибо, хоть и надеялся я переварить его со второй попытки, сил хватило только до 23-й страницы. После реплики: «Говорят, вас нанял депутат и бизнесмен Виктор Тотошкин, производитель пельменей «Ваня», чтоб вы надругались над пельменями «Валя»?» – рот заполнился чем-то липким и несъедобным… Скажу лишь, что роман изобилует местоимением «я» во всех мыслимых банальных конструкциях. И что он сер – несмотря на чёрный цвет кожи главного героя – и беден, будто церковная мышь на задворках суровой российской действительности.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу