Сергей Беляков

Заговор ангелов

Игорь Сахновский
Заговор ангелов

Другие книги автора

Игорь Сахновский "Заговор ангелов"

Название романа скорее всего метафорически обозначает чудо, нечто иррациональное, недоступное научному анализу. «Заговор» ближе всего к известной книге Сахновского «Счастливцы и безумцы». Писатель соединил их, напечатав последнюю главу «Безумцев» в качестве вступления к «Заговору», связал общим мотивом – «о странностях любви». В какой-то степени «Безумцы» послужили для новой книги источником нереализованных сюжетов: «Эта роза пахнет лимоном, Испанией и смертью» (рассказ «Бахчисарайская роза»). Из этих строк, кажется, вышла испанская тема новой книги. Мария дель Росарио, жертва своей безумной любви к испанскому Казанове, покончила с собой. Самоубийцу согласился тайно отпеть молодой аббат. Наутро в часовне не нашли никого. Аббат исчез навсегда, а Мария стала почему-то являться мужчинам из одной московской семьи как вестник смерти. Затем писатель неожиданно прерывает эту увлекательную историю. И вернётся к ней лишь в конце романа. Центральные главы, исключая «Шелковый ветер», не только сюжетно самостоятельны, но и различны по стилю: семейная хроника («На спинах диких собак», «Живые ресурсы»), путевые заметки («Адский ход», «Главный зал»), эссе, этюды из классической филологии («Разведка царя Пенфея», «Неженка»). Автор, предвидя вопросы читателей, пытается объяснить, какое отношение к сюжету имеют все эти отступления: «Ровно такое же <…> какова пропорция черноты и сияния в составе любой души, грязи и поэзии…» Это роман самовыражения. Об авторе мы узнаём больше, чем о героях. Здесь его излюбленные хронотопы – античная Греция, средневековая Испания и Крым, точнее – Херсонес. Здесь его любимые авторы. В книге много цитат и даже значительных фрагментов из Еврипида, Овидия, Плутарха, Рильке, Борхеса. Книга Сахновского оставляет двойственное впечатление. Эрудиция, общая культура текста (подстрочник оформлен, как в научной работе), изысканный стиль: «В колодезной гулкости собора, удесятеряющей силу каждого слова, под сумеречным сияние витражей Дороти тактично тушевалась, словно бы гасила свою яркость, примолкала, отступала в каменную тень». Вместе с тем, остаётся какой-то привкус обманутых ожиданий. Вместо романа автор предложил нам сборник рассказов и эссе.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу