Сергей Беляков

Капитализм

Олег Лукошин
Капитализм

Другие книги автора

Олег Лукошин "Капитализм"

Редкий в нашей литературе случай: постмодернизм, но не отечественный, асоциальный до аутичности, а постмодернизм западный. В русской литературе представленный разве что Б. Акуниным. Подобно текстам европейских постмодернистов, «Капитализм» обращен сразу к нескольким категориям читателей. Одни увидят здесь социальную сатиру, другие революционную агитку, третьи оценят сложную игру художественных приёмов и скрытых цитат. Впрочем, даже у невежественного читателя текст вызовет множество ассоциаций, ведь Лукошин обращается и к хрестоматийным образам: бурлаки на Волге (у Лукошина – на Каме), письмо «на деревню дедушке» (здесь – письмо Насти «брату Максиму»). Лукошин легко соединяет разнообразные речевые стили, в одном эпизоде может разместить двойную пародию. Сцена в литературном кафе – это пародия не только на современные поэтические «тусовки», но и на литературную критику, которая может любой бред изложить в наукообразных формулах: «— Верлибр, — зашептались по рядам. — Актуальная поэзия левацкого толка. <…> — Не, вроде не верлибр, — шептались слушатели. — Рвано-аритмизированная прозаическая декламация...» Первая же глава отсылает к финалу «Детства» Горького: «Короче, не медаль ты, чтоб на шее моей болтаться. Не пойти ли тебе, друг любезный, на хер?» Затем на страницах «Капитализма» появятся Андрей Платонов и Антон Чехов, Квентин Тарантино и Оззи Озборн, Владимир Маяковский и даже Карл Маркс. «Капитал» Маркса, текст бесконечно далёкий от изящной словесности, писатель заставил работать на сюжет. Это всё равно, как если бы он заставил заговорить камень. Но преобладает в «Капитализме» эстетика комикса, его русского аналога – лубка и, не в меньшей степени, русской народной сказки: «Бежит Максим по краснодарской степи. Задорно бежит, с чувством. Через рытвины перескакивает, над кочками воспаряет. Высока трава в степи, солнце в небе палит нещадно, остановиться бы парню, отдохнуть, водицы испить, но нельзя. Гонятся за ним люди в галстуках и костюмах. В руках у людей пистолеты и обрезы, шмаляют из них люди без сострадания и жалости, да все в Максимку целят». Главная удача повести – цельный и подвижный (всегда в пути) положительный герой, борец с мировой несправедливостью. Все попытки современных писателей создать положительного героя-революционера оканчивались либо неудачами («Россия: общий вагон» Натальи Ключарёвой) или полуудачами («Санькя» Захара Прилепина). Успех Лукошина в правильном выборе жанра и точном определении меры условности. «Капитализм» можно воспринимать и как постмодернистскую литературную игру, и как остросоциальную повесть о современной России. Трудно найти в современной литературе произведение, которое больше бы соответствовало идеологии премии «Национальный бестселлер».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу