Евгений Мякишев

Правый руль

Василий Авченко
Правый руль

Другие книги автора

Василий Авченко "Правый руль"

Право руля!

Авченко пишет бойко, а местами забойно. Его «документальный роман» рассказывает о любви человека и подержанной японской праворульной машины и содержит пространные экскурсы в историю людей и механизмов. Что до машин, предмет известен автору не просто хорошо – не хуже, чем подкованному инсекту устройство/естество бродячей собаки. В книге масса специальных терминов (в конце приведён подробный словарь для чайников). Всё, что касается технической стороны дела, не вызвало у меня и тени сомнения. Убедительно. Доходчиво. Видно, что не одна автопокрышка изъедена без уксуса и соли. Также я доверяю автору в описаниях постсоветского Дальнего Востока, где «рельсы вылезали из кармана страны…» (до знакомства с романом я воспринимал песню Ильи Лагутенко просто как набор ярких образов). Верю на слово. Как абориген Петербурга – аборигену Владивостока. Мир, описываемый Авченко, жестковат, но реальность, подозреваю, и пожёстче будет. Шутки юмора, связанные опять-таки с «секонд-хенд» авто из Японии, – и впрямь смешны. С какого-то момента из-под любопытных фактов о жизни автомобилей всё явственнее проступает человеческий фактор. И вот тут доверие моё постепенно тает. «Я родился в СССР. Моей родины больше нет. От неё в наследство мне достался ваучер, который благополучно сгинул в «Русском доме Селенга». Теперь я – лицо автомобильной национальности». Вообще-то в СССР герой, «выросший в перестроечном дурмане отрицания всего советского», толком пожить не успел (сам Василий Авченко – 1980 года выпуска). Я тоже родился в СССР – шестнадцатью годами раньше. Помню побольше. Например – распространенный в 70-х – 80-х анекдот. « – Дети, в какой стране самые красивые игрушки? – В Советском Союзе! – А в какой стране самые нарядные детские одежды? – В Советском Союзе! – А в какой стране самое счастливое детство? – В Советском Союзе! – Вовочка, почему ты плачешь? – Хочу жить в Советском Союзе!!!» Модная нынче ностальгия 20–30-летних по прошлому, которого у них не было, очень напоминает этот анекдот, не кажущийся мне смешным. При Вожде Народов – по Авченко, «превращённому внутренней и внешней пропагандой в исчадие ада», – понятное дело, не жил и я. Зато жил мой дед, оттрубивший 10 лет по знаменитой 58-й. Вышедший на свободу инвалидом и оттого не дотянувший даже до своего 55-летия. Реабилитированный посмертно. Хотя бы поэтому – мне сложновато сочувствовать идеям автора. В принципе потребность в романтическом мифе, в мечте об идеальном обществе (в реальности заведомо неосуществимой) естественна. Но здесь для мифотворчества используются доски, попахивающие гнилью. Что же касается трактовки романа по дедушке Фрейду, то тут сразу нужно гасить дальний/ближний свет и снимать с лобового стекла – кому икону святого, а кому и портрет Усатого.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу