Наталья Рубанова

Прощание в Стамбуле

Владимир Лорченков
Прощание в Стамбуле

Другие книги автора

Владимир Лорченков "Прощание в Стамбуле"

Продолжение следует

Стилевой микс Хосе Мануэля Прието и Бегбедера. Акцент, конечно, на Прието – отсюда магия слова. Беру с полки его “Ливадию”, открываю наугад: «…той ли девушкой, которой я помог бежать из Стамбула и которая хотела меня убедить, что зарабатывала на жизнь фигурным катанием?..». Открываю “Прощание в Стамбуле”: «Как и некоторые его рабочие эпизоды, – объяснил мне улыбчивый полковник отдела по борьбе с наркопреступлениями, приехавший из России, это была совместная операция, – которые вы ошибочно могли принять за главное событие всей вашей жизни…».

Хэппи энда не будет. Ну а пока… «Просто удивительно, что она сделала со мной за год, эта сучка. Я был серостью. Посредственностью во всем, но, прежде всего в сексе. Анна-Мария разрушила меня полностью. А потом создала. Она превратила меня в мужчину-монстра. Самоуверенного, наглого самца. Повелителя мира. Я перестал стесняться. Рефлексировать. Забыл о депрессиях».

Текст затягивает… несмотря на сбои вкуса. Впрочем, на некоторые слова-силиконы (да тот же «трах»: уж лучше мат, чем э т о) пусть и не с легкостью, но все-таки «забиваешь». Потому что з а б и в а т ь иногда надо. Потому что если этого не делать, впору бросать буковки. Потому что – наконец-то! дочиталась! – в этом мини-романе появляется то главное, ради чего за книгу и берешься: живой человек, живущий живой жизнью. И даже если для Женщины ОН – просто «объект», «техническое задание», то ОНА для Мужчины – откровение. Потому что ОНА – ЕГО – СДЕЛАЛА. Как просили.

Герой Лорченкова – эсмэишник, а «заодно» и писатель Лоринков – наконец-то понимает, что «утренние прогулки с женщиной, которая хочет тебя, вполне способны заменить суету того, что лицемерно называют “нормальной жизнью”». Что «от судьбы уйти нельзя, а вот прийти к ней можно запросто». Что «если обстоятельства сложились так, что ими можно воспользоваться, то ими нужно воспользоваться». Потому что «Бог Платона, вот что такое твоя грудь, Анна-Мария»! Потому что «она освободила мое тело. А уж это – первопричина и основа основ – позволило освободить мою душу. Необязательный секс не в обмен на что-то, а просто из-за приязни друг к другу. Секс из желания иметь секс. Отсутствие малейшей лжи в постели. Мы не врем телами, поэтому честны друг с другом во всем».

Я могла бы написать о романе немало, но не стану. Потому что его надо просто прочесть. Услышать крики т о й чайки на стамбульском пляже. Достучаться до сердца человека, которого не хочется называть «персонажем». Хлопнуть его по плечу, рассмеяться: «У тебя же офигенный бонус, чувак! Складываешь слова в предложения. Ну а девушки – что с них… Да и какая, в сущности, разница, что Анне-Марии было не двадцать пять, а тридцать два? Какая теперь разница, что смерть ее оказалась “понарошной”? Какая разница, черт дери, “использовали” тебя, или нет, если второе твое рождение – первая ваша встреча?»

Он молчит. Он мне – вдоль и поперек его изучившей – не верит. Но когда стареющий мальчик оттает и забудет о том, что был «маленьким шрамом на пестрой шкуре Стамбула», все изменится. Ведь п р о д о л ж е н и е с л е д у е т: да, автор?..

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу