Смотреть трансляцию

Наташа Романова

Скунскамера

Андрей Аствацатуров
Скунскамера

Другие книги автора

Андрей Аствацатуров "Скунскамера"

Офигенная любовь масс.Не худшая книга для любителей «интеллигентно поржать» и ностальгически погрустить о своем далеком детстве конца 70-х – начала 80-х годов. Истории, которые автор скромно называет «записками», преисполнены самоиронии – в них нет и тени самолюбования и понтов, которые раздражают в автобиографических рассказах, как пенки в кипяченом молоке. Детский сад с тупоголовыми воспитательницами, школа с дубинноголовыми учителями, школьный сортир как остров свободы в тюрьме народов – вряд ли кого-то это оставит равнодушным, особенно если обо всем этом – милом и дорогом сердцу любого обывателя – рассказано живо (без метафор с анафорами) и смешно. Один раз, правда, появляется «метонимия», но отнюдь не как спецсредство для украшения текста: « - Ну что, тундра, - поступать к нам приехал?» - вот так по-свойски обратился один студент к моложавому профессору математики по фамилии Ким, стоящему возле расписания в коридоре. Байки и анекдоты из жизни альма-матер также не могут не радовать: университет (а филфак особенно) всегда был Клондайком всяких ржачных историй – вот бы их издать отдельным сборником под редакцией Андрея Аствацатурова, пока еще никто до этого не додумался вперед нас (Андрей, обрати внимание, pls, на эту идею! Лично я могу подкинуть не одну такую историю, если понадобится, из своей собственной картотеки). Отец питерского антиклуба «Рускомплект» и его духовный меценат Евгений Позняков как-то высказался примерно так: вот, мол, хорошие ребята эти наши трэш-нойзеры, но, к сожалению, они Довлатова не читали. Тем самым он выразил отношение к творчеству писателя Довлатова лучшей части нашей интеллигенции, которая воспринимает его как священную корову. Вот и Довлатов стал классиком, а все потому, что его место было довольно долго никем не занято. По-моему, никто даже и не пытался его занять, ну а теперь-то уж, когда вышла вторая книжка Аствацатурова, и подавно. Уж конечно, это должен был сделать кто-то из «наших» (я имею в виду не то, что вы подумали, а то, что они оба из Питера, не хватало еще, если бы это был какой-нибудь хмырь из Москвы, например, или из Перми). Однако тут есть один важный и тонкий момент. Андрей ничем не хуже, чем Довлатов, но, чтобы заслужить такую же безоговорочную и офигенную любовь каст (в смысле – масс), ему надо скорее начать бухать, как Довлатов – а то есть риск остаться любимым писателем только у такой же интеллигенции, как он сам. Народ же у нас любит, чтоб писатель был пьяницей, желательно – алкоголиком: вот тогда ему – при прочих равных условиях – будет гарантировано всенародное признание. У Аствацатурова, насколько это явствует из текста, пока что с этим дела так – средне. В книге он бухает, в основном, пиво. Коньяк, по большому счету, пил в 5 классе с большим отвращением (ему мама дала, чтоб не простыл, после того, как он зимой провалился в воду). Но не все так плохо: в магазине он проходит мимо сыра и колбасы и идет к винному отделу: разглядывать бутылки с коньяком и водкой все же намного интереснее, чем сосиски. Значит, все-таки шансы есть. И к тому, чтобы выйти в короткий список премии – тоже. А вот пил бы по-черному – точно бы вошел.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу