Смотреть трансляцию

Елена Вакулова

Тоже родина

Андрей Рубанов
Тоже родина

Другие книги автора

Андрей Рубанов "Тоже родина"

Хотя это сборник рассказов, его, можно назвать единым произведением, своего рода автобиографией, так много в ней авторского, личного. И такая же искренняя интонация повествователя, его авторское Я. Рассказы объединены лирическим героем, от имени которого ведётся повествование. Это герой нашего (своего) времени, человек, прекрасно знакомый с самыми трудными, тяжёлыми, поистине чёрными сторонами жизни, прошедший в лихие девяностые все круги ада – в армии, в бизнесе, в тюрьме, закаляясь на полях сражений, или, попросту говоря, в хулиганских драках и разборках., но сохранивший при этом душу живу, оставшийся человеком. Он не боится грязи и вообще не боится ничего. Готов ко всему и получает за это всё сполна. Не понимает ровесников, которых те же события сломали, перемололи, превратив в старых ведьм и отвратительных стариков (рассказ «Тоже родина», давший название всему сборнику), в то время как герой «бегал, злой, собранный и быстрый». Самоорганизация и самодисциплина помогли ему сохранить себя. Автобиографичность как принцип. Писатель Алексей Евдокимов сказал, что прошлогодний победитель «Нацбеста» «Крещенные крестами» написан в «почти беспроигрышном жанре слегка беллетризированного мемуара». Приблизительно в таком же беспроигрышном жанре написано и это произведение, и произведения некоторых других номинантов года нынешнего. Действительно, это своего рода беллетризированная автобиография. Но произведения других номинантов показывают, что одного жанра недостаточно, за ним должен стоять Человек. Беспроигрышным жанр становится, когда повествование идёт от имени Личности, человека интересного и неординарного. Тюремный опыт даётся герою с трудом, но он смог обжить и это пространство. Правда, устал очень от многого, в частности, «устал следить за собственной речью – не дай бог неправильно выругаться!» Лихие девяностые предстают в книге во всей красе, и поражает эпическое спокойствие автора, повествующего об участии героя в криминальных и полукриминальных разборках, аферах и махинациях. Участие это весьма своеобразное, герой как бы наблюдает за происходящим со стороны, физически участвуя, но душевно не вовлекаясь в него. Он воспринимает это как неизбежность, необходимость, «се ля ви», и люди из другого мира, чуждые герою, начитанному и активно читающему студенту, участвуют в его жизни, формируют её. То, что для людей старшего поколения дико и невозможно, человеком молодой генерации воспринимается естественно, ведь другой жизни он и не знает, а рассказы старших о том, что было когда-то,– всего лишь сказки, мифы. Реальность – вот она, значит, надо приноравливаться и жить в ней.. Рубанов – мастер малой формы, его рассказы имеют завершённую форму, часто последняя фраза в них ставит неожиданную точку в развитии сюжета. Неожиданной может быть и развязка интриги (рассказ «Носки»), и расшифровка названия, (рассказ «Жаль, что тебя с нами не было»). Рассказ «Гонзо» посвящён весьма популярной современной теме – теме розыгрыша, подставы, разводки, центральной в эпоху Homo ludens и homo ridens. Рубанов – великолепный наблюдатель, умеющий проникать в сущность вещей, видеть именно те детали, которые эту сущность и определяют, демонстрирующий прекрасный юмор, непринуждённую интонацию и подкупающую искренность. В оценке события - точность, меткое попадание в цель, и в этом совсем нет прямолинейности, зато есть несгибаемый внутренний стержень и неуклонная однозначность. Такие качества прозы не могут не привлекать. Назвав себя сочинителем бытописательских рассказиков из русской городской жизни, А. Рубанов почти не погрешил против истины. Уменьшительный суффикс, однако, лучше убрать, поскольку он придаёт фразе пренебрежительность. Это не рассказики, а рассказы. Малая повествовательная форма. Особенно подкупает удивительно мягкая, человечная интонация, опирающаяся на твёрдый фундамент нравственных принципов в рассказе «Ёжик». Описано обычное событие из дачной жизни, и это как бы обычное описание завершается взмахом авторской кисти, последней фразой Рубанов мастерски ставит точку, отвечая на все возникшие вопросы.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу