Смотреть трансляцию

Наташа Романова

Каменная баба

Илья Бояшов
Каменная баба

Другие книги автора

Илья Бояшов "Каменная баба"

Из гнили, тряпок и всякой гадости, наполняющей нищую российскую глубинку, в денатуратных парах пьяной избы рождается гомункулус – Маша Угарова, которая пьет из луж и питается мышами, тараканами и овечьими катышками. Оба ее родителя подыхают от пьянства: похороны ее матери, напоминающей лицом обезьяну, смахивают на забрасывание землей падали. Затем Чудовище, так же, как тысячи нищих и грязных деревенских девушек со всей России, едет покорять Москву, становится лимитчицей, терпит тяготы и лишения, голод и холод, живет в рабочей общаге, отдается таким же изгоям-гастарбайтерам. Затем молниеносно происходит ее перевоплощение в хозяйку жизни – ступенью на пути к ней вначале становится череда безымянных мужей, затем столь же никому не известный старик-покровитель, вдруг куда-то бесследно исчезнувший из большой квартиры в центре Москвы, где воцарилась Машка и откуда начинается ее фантасмагорическое восхождение: «Тайна ее появления в успешном столичном обществе до сих пор озадачивает: скачок «из грязи» в высшей степени феноменален. Словно щелкнули пальцы волшебника – лимитчица, еще год назад известная лишь Химкинским сутенерам, оказалась в кругу почтеннейших спекулянтов, давно уважаемых не только «всемирным заговором», но и властью московской». Далее перед нами разворачиваются монументальные картины бесконечного и все нарастающего праздника жизни, бурлящего под сводами злачных столичных медиа-свиноцентров – будь то ресторан Яръ, биржи, казино, элитные клубы, подиумы, фитнес-центры, роскошные бани и Большой Театр. И повсюду воцаряется бесстыдная, развратная, завораживающая Угарова, у ног которой ползают банкиры-кавказцы-олигархи-масоны, а также быдло всея страны, добровольно избравшее ее иконой успеха и кумиром своей жизни. Житие Машки Угаровой – это микс и миф фантастического вхождения во власть денег, славы, успеха и медиа-господства наглой российской девки, которая вначале пускает корни и врастает во все сферы столичного, а затем и общероссийского не только темного бизнеса, но и одурманенного сознания соотечественников, которых хлебом не корми, а дай обожествить какого-нибудь мерзавца и монстра – и чем он при этом наглее и прожорливей – тем лучше. Не может без этого народ жить спокойно. Время политических монстров закончилось – местный политический олимп развалился, как мокрая картонная коробка на свалке истории – наступило время каменных баб new age. Звериная хватка бабы и ее отродья в лице трех наглых дочерей – русской Акулины, мулатки Полины и Агриппины, наделенной яркими семитскими чертами, в профиль похожей на рыжего еврея-олигарха российского происхождения, - держит за горло уже и всю Европу, пуская корни и там – опустошая и разоряя монархические дворцы и угодья. Подкачал только выродок Парамон-поскребыш «Пыря», терзающий мамкину титьку до половозрелого возраста – не умеющий в силу идиотизма удержать власть милицейский генерал-дегенерат. Все эти вакханалии и сатурналии, подпитываемые добровольными плебейскими жертвоприношениями и плясками, внезапно заканчиваются непредсказуемо и дико: Угарова превращается в страшное гигантское дерево и начинает с невероятной силой разрастаться внутри сталинской многоэтажки, простираясь за ее пределы, затем за пределы окрестности и самой Москвы. «Не прошло и полных суток – на немыслимой высоте (полтора километра) ствол задел любопытное облако. Вскоре крону разглядывали уже из Твери: гриб ее был зелен и чрезвычайно ветвист, в тени древа совсем потерялся Кремль». Попытки пилить всепожирающее древо порождает военные действия – на улицах разворачиваются батальные сцены и партизанская война, туда стягиваются Таманская и Кантемировская дивизии. Автор почему-то решил завершить свою повесть тихой беседой с самим собой, размышляя о феномене русской женщины и заранее утвердительно отвечает на самый (как ему кажется) ожидаемый вопрос – мол, «не есть ли она некая квинтэссенция Галины Вишневской, Нонны Мордюковой, Людмилы Зыкиной, Юлии Тимошенко и, наконец, самой Аллы Борисовны?» Ну а что ему на это ответить, тем более что он повсюду сам кидает хоть и непрямые, но недвусмысленные навигации. Все равно читатель будет стараться отыскать прямые параллели и аллегории, знакомые черты всенародных идолищ, растиражированные медиа-носителями, - так зачем обламывать людей? Но получилась каша гуще, чем заваривалась. «Баба» - это не только «Машка в Москве». Это сама Москва на наших глазах превращается в фантастического страшного мутанта, в кронах которого каждой твари отыщется место. Москва – с ее наглостью, алчностью и бесстыдством, а главное – бабьим началом – разрастается до гигантских размеров с невиданной скоростью, пробивая бетон, устремляясь к «ядру земному». И этой настоящей, главной «каменной бабы» – Москвы – вполне достоен такой финал: «каменная баба» Машка (гомункулус), превращаясь в дерево, разрушает другого монстра – «каменную бабу» – Москву: «одна гадина ест другую гадину». Наступает крах постиндустриальной цивилизации – для многих он уже наступил, для остальных – на пороге.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу