Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2011

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Елена Колядина

Медведки

Мария Галина
Медведки

Другие книги автора

Мария Галина "Медведки"

Марию Галину я видела один раз — в баре с чашкой кофе перед съемками одной из передач канала «Культура». Мы с ней даже не разговаривали — до съемок я не знала, что есть такой поэт и прозаик—фантаст, Мария Галина. Ну не читала… От мимолетной встречи, тем не менее, осталось яркое впечатление: милая, улыбчивая женщина с неповторимым личным стилем, или, как теперь говорят, имиджем. Узнав, что Мария Галина вошла в длинный список «Нацбеста» с рукописью «Медведки» сразу решила, что прочитаю ее первым делом: хотелось узнать, как пишет серьезный автор, одетый в платье выше колена и с фенечками. Оказалось, пишет потрясающе. Сев за ноут, я не встала, пока не дочитала до последней строки. Потому что оторваться было невозможно. Ну не могла я (читатель), лечь спать, не узнав, что же произойдет дальше с героем? Для сравнения: предыдущую книгу (другого номинанта из длинного списка) мучила четыре дня…
Впрочем, прежде чем хвалить, побраню.
Текст называется «Медведки». Слово крепкое, многозначное, хозяйственное. Но медведок (жуков) там — в тексте — нет. Ни одной. И как бы автор не убеждала меня, что это образ — не катит. Зато в тексте есть мыши. По—моему, название «Зачем приходят мыши» или что—то другое с мышами было бы понятнее, ближе, обложечнее. Под «Медведками» жирно набрано слово «Роман». Все—таки, от романа ожидаешь «толщины». «Медведки» — повесть, объемом подходящая для публикации в одном номере журнала. Я не говорю, что мерилом творчества должен быть вес («много ли краски и холста ушло на картину»), но маловато «тыщ знаков» для полного читательского удовлетворения… Мне лично не хватило еще трети объема. Дочитав до слова «Конец» так и хотелось воскликнуть: «Как, и все?! Хочу еще! Да! Да!» После слова «Роман» писатель поместила два эпиграфа. И зря. Отрезать к чертовой матери. Первый эпиграф — чересчур известный и часто используемый наговор «Лягу не перекрестясь, встану не благословясь, стану будить усопших…». Я понимаю, что Мария Галина пыталась нам сразу объяснить, что к чему будет в книге. Не надо ничего объяснять, читатель ведь не тупой, он сам все из текста понял про живых и усопших. Эпиграф же лишь отталкивает — начинаешь подозревать, что в книге будет заумь или дешевое фэнтази. (К счастью, ни того, ни другого в тексте нет). Второй эпиграф объясняет, что медведки — это насекомые. Во—первых, все и так знают про жуков. Во—вторых, далее медведки ни разу не выползают. И самое главное, эпиграфы оттягивают встречу с отличнейшим текстом, который затягивает, как порок, от которого невозможно отказаться.
Меня всегда пугает, когда писатели—женщины пишут от имени мужчин (часто получается неорганично, уж очень мы разные), но Мария Галина оказалась великолепным Семеном Блинкиным (так зовут главного героя)! Веришь, что весь этот детектив—триллер вам рассказывает именно мужчина, замечательный такой мужик—интеллектуал с чувством юмора, нормальными мужскими страхами издоровой похотью, хотя и неудачник. С первых строк подкупает лаконичность и точнейшие описания человеческих (наших) комплексов без единого выморочного психоделизма.
Первый абзац романа: «Каждый вечер я обхожу комнаты и обметаю паутину. Не имею ничего против пауков, но паутина неприятна. Когда я тыкаю веником в паутину, вращая его, словно колюч в замке, я отворачиваю лицо или смотрю за окно. Где-то далеко, в море надрывается ревун».
Как это точно! Герой пугливо отворачивается, чтобы не видеть того, кого уничтожает…
Один из главных героев «Медведок» — юмор автора. Ирония, сарказм, смех, переходящий в стон (это когда уже смеяться не можешь). Какое наслаждение — юмор Галиной. Спасибо, Мария!
К сожалению, концовка «Медведок» спуталась: потерялся ритм, интонация, словно Галина, вывязавшая великолепный узор, под конец работы то ли заторопилась, то ли задремала, и нити запутались, стали видны узелки и обрывки. Автор и сама это почувствовала: после завершающей строки написано слово «Конец». Наверное, «конец» всей истории должен быть выражен текстом, а не пояснением, мол, песня вся, песня вся, песня кончилася. Не мое дело советовать, но если Мария поднатужится и допишет с треть текста, книга станет не просто романом — бриллиантом!

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу