Елена Колядина

Мультики

Михаил Елизаров
Мультики

Другие книги автора

Михаил Елизаров "Мультики"

Открыла книгу Михаила Елизарова «Мультики» и обрадовалась, прочитав первые строки: «В мае восемьдесят восьмого года я закончил седьмой класс, сдал на четверку экзамен по алгебре и навсегда простился с родной школой. С сентября меня ждал другой город и новая неизвестная жизнь. Родители после долгих уговоров разрешили мне провести летние каникулы у бабушки в уютном маленьком Краснославске, где так счастливо и быстротечно прошло мое детство».Чинно—благородно, думаю, без зауми и эпилептических припадков, вполне себе почитать на досуге. Рано радовалась. Хотите постоять рядом с компашкой гопоты, жрущей пойло за гаражами? Тогда вам сюда, в книгу Елизарова. Первая ее часть — описание «подвигов» дворовой шпаны: пьянки, грабежи, ровесница—давалка. Уж кого—кого, а меня, поклонницу Сорокина и молодого Лимонова, меньше всего можно обвинить в ханжестве. Но, покупая книгу о шпане, я не хочу выходить во двор и видеть гараж, на котором написано слово из трех букв, я хочу видеть образ двора, гаража, шпаны и этого самого слова из трех букв. Более яркий и острый. Михаила Елизаров не смог этот образ создать: все его литературные приемы — это использование мата и бородатые анекдоты (сейчас бы сказали, баян), превращенные в события якобы из жизни героев книги. Писатель просто взял их — старые и уже не смешные анекдоты, уличные мифы и механически вписал в текст. Я не против мата в литературе. Но пусть уж он будет таким, чтоб смеяться до слез или возмущаться, то есть испытывать эмоции, ради чего книги и покупают. В «Мультиках» мат скучен и примитивен. Как скучны описания блюющих дружков главного героя, их «кликухи», их быт. Вроде бы поживее описан один из центральных «подвигов» компании: подружка распахивает перед подвыпившими прохожими шубу, под которой нет белья, а дружки шантажируют зрителя: «Мультики видел? Плати!». Но название «мультики» притянуто искусственно, на самом деле этот номер чаще назывался «чебурашка». В самом деле, на чебурашку и похоже больше… Но автору слово «мультики» нужно было для завязки второй части книги: герой попадает в детскую комнату милиции, где бывший садист, а затем педагог показывает ему диафильм, в котором множественно (как отражение между зеркалами) уходят вглубь истории перевоспитания хулиганов в хороших советских людей. Если бы вся книга была написана в духе этой второй части (12—летний пионер конца сороковых годов расчленяет одноклассницу), то получился бы полноценный, добротный трэш, ужас. Тем более, что во второй части есть своя неповторимая стилистика, эстетика С.С.С.Р., достоверны, органичны образы «педагогов», издевательски хороши методы перевоспитания «трудных детей». Но две части книги, разорванные автором, оказались искусственно, натужно соединенными: первая не трогает стилистически и драматургически, вторая недотягивает структурой (каркас телескопически выдвигающихся друг из друга событий того и гляди рухнет, похоронив под обломками читателя). На мой взгляд, книга окрепла бы, имей название «Детская комната милиции». А эпизоды жизни мальчика—садиста по фамилии Разумовский вкупе с великолепной стилистикой послевоенного С.С.С.Р. могли бы стать полноценным романом ужасов. Может, так оно и будет? Михаилу Елизарову это удалось бы вполне мощно.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу