Смотреть трансляцию

Наташа Романова

Роисся вперде

Олег Кашин
Роисся вперде

Другие книги автора

Олег Кашин "Роисся вперде"

Полна жопа огурцов После прочтения остается досадное послевкусие Доширака, который сожрал в поезде, хоть особо и не хотелось – просто глядя на бабок и солдат, которые его жрали рядом. Примерно такое же ощущение оставалось по принудительному прочтению книг дореволюционных писателей «второго ряда» (да и первого тоже) о русской жизни – на летних каникулах. Только тогда Доширака не было, и при прочих равных условиях от такого чтения оставалось незабываемое чувство: «будто семечек переел». Данная книга, конечно, больше похожа на Доширак, потому что на ней написано «фантастическая повесть», а на семечках ничего не написано. Но только через страниц 40-50 уже ясно, что это хоть и не «фантастическая повесть», но все же-таки съедобная. То есть читать можно. Особенно, если ты едешь в поезде, и больше делать нечего. Хоть и небольшая книжка по объему, но читать ее будешь всю дорогу: едешь-едешь, а она все никак не дочитывается. Уже и поспал три раза, а все полкнижки осталось. Так и привез ее домой вместе с другими дорожными пожитками: горбушкой хлеба, черствым пирожком с картошкой, огурцом и нарезкой колбасы «Кремлевская» или «Президентская» (намек поняли?). Подзаголовок «фантастическая повесть» столь же соответствует составу книги, как и надпись на пачке пельменей «из мяса молодых бычков». Формально это, может быть, так и есть, если иметь в виду не пельмени, а консервы «бычки в томате». На антиправительственный памфлет и социальную антиутопию произведение также не тянет, хотя все интриги (а их там даже и не одна) ведут к тому, что кругом действует не что иное, как «кровавая гэбня». О происках этой «гэбни» «фантастическая повесть» и повествует. «Бывший охранник патриарха Алексея» Слава, отставник ФСО, как функционер и подлая шестерка режима вероломно сдает олигарха-лилипута Мефодия, протюнингованного спецсывороткой до размеров нормального дяди, еще более подлому евонному сверх-олигарх брательнику Кириллу, затем Мефодия убивают, а его останки дядя Слава приносит Кириллу в красной сумке на ремне с чебурашкой – символом Олимпиады. Все это не вызывает ничего, кроме желания поспать. Но однажды выясняется, что, пока ты спал на верхней полке, произошли страшные и, возможно, необратимые для твоего личного сознания события. То ли они являются продолжением текста, то ли твоего сна. Но на самом деле не тем и не другим. А, может быть, как раз-таки и тем и другим. Но это уже неважно. «Все не так уж важно», - как поется в песне, поскольку по возвращении домой у тебя осталось наряду с черствой коркой, огурцом и нарезкой колбасы «Президентская» и «Кремлевская» (бу-га-га) недочитанная книга, которую и дочитать никак, и выбросить жалко. Хотя там осталось-то всего ничего. Но со стр. 175 все-таки решаешь: - хватит! – не обязательно каждый огурец догрызать до конца, - и в сердцах отправляешь его в пухто. «И ряска безвременья» сомкнется над ним раньше, чем он долетел, образно говоря, до места назначения: прямо в рожу правительства и его кровавой гэбне.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу