Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2011

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Андрей Степанов

Поребрик из бордюрного камня

Ольга Лукас
Поребрик из бордюрного камня

Другие книги автора

Ольга Лукас "Поребрик из бордюрного камня"

Недобестселлер

Книга выросла из постов в жж-сообществе, где на сегодняшний день состоит без малого восемь тысяч постоянных читателей – поклонников, фанатов, которые и продвинули книгу в длинный список «Нацбеста» с десятикратным отрывом от ближайшего конкурента. Почти год сборник остается в топе продаж отдела юмора магазина «Москва», опережая всех тамошних конкурентов – Жванецкого, например. Допечатки следуют одна за другой.

Что привлекает читателей в «Поребрике»?

Думаю, что возможность самоузнавания. По жанру это пародийное сравнительно-психологическое исследование, наследующее давней и серьезной традиции противопоставления двух столиц, но облеченное в легкую игровую форму: выбирайте, кто вы – питерец или москвич? При этом разделение на питерцев и москвичей не зависит от прописки. Это психологическая универсалия, вроде делений на экстравертов и интровертов, винни-пухов и кроликов, хронопов и фамов, сторонников и противников башни Газпрома. «Ой, я в Белгороде живу, а я, оказывается, питерец» – такая реакция не только вполне естественна, но и предусмотрена жанром.

Если, увидев зеленый сигнал светофора, вы думаете: «Сейчас погаснет», если вы снимаете квартиру «на спор, по пьяни или по принуждению арендодателя», если ваш Внутренний Синоптик постоянно предсказывает дождь, то вы питерец. А если данная вам от бога Вторая Совесть начинает ерзать через двадцать минут после слов «Я обещаю» – вы питерец духа.

Если же вы всегда трактуете правила дорожного движения в свою пользу, решаете проблему с помощью пособия по решению проблем, и ваш Внутренний Синоптик и в дождь твердит: «Хозяин, все путем!», то вы москвич. А если для вас главное – в любой гонке прийти первым и получить золотой кубок, вы москвич духа.

Чтобы написать такие этюды, надо быть человеком очень приметливым и очень остроумным. Но ценность книги, как мне представляется, заключена не только в наблюдательности и юморе.

Я не вижу ничего дурного в жж-литературе: это Бульон Предвечный, тоху-боху, из которого должны появиться и уже появляются новые формы жизни. Однако многие отличные рассказчики в жж (блестящий pesen_net, например) все-таки идут за существующей литературой, стилизуют свои тексты под те или иные формы сказа. В «Поребрике…» нет никакой стилизации, есть только пародирование. Объекты пародии –путеводители, культурно-историческое краеведение, популярная психология, пособия по этикету, «этнические» анекдоты (про пошехонцев, габровцев, шотландцев и т. д.), то есть жанры, лежащие за пределами литературы, лишенные «литературности». Пародия – двигатель литературного развития (так считал Бахтин, и в этом с ним соглашались формалисты), а новое может прийти только с дальней периферии литературной системы или из-за ее пределов (любимая мысль Тынянова). Вот этим, по-моему, и ценен «Поребрик». Эта книга – возможность нового слова в литературе.

Конечно, пародия и юмор – дело тонкое, всем не угодишь. Я думаю, что даже у общепризнанных мастеров жанра не больше пяти процентов шуток удовлетворяют абсолютно всех. Мне и еще кому-то «Поребрик…» кажется очень смешным (причем смешное здесь чередуется с пронзительно-лирическим, см. главку «Детские игрушки»), другим этот юмор покажется плоским. Но нас, поклонников книги, гораздо больше, что не может не радовать.

С другой стороны, эта книга, несомненно, дидактична (в хорошем смысле). Философы, критики, культурологи уже тысячу раз повторяли, что наше время – время упрощенчества, деградации читателя, всеобщей гипокреативности. «Поребрик» – из тех книг, которые предлагают способ лечения этих болезней: веселые сценки, детские картинки (художник Наталья Поваляева – полноправный соавтор, хотя она не написала ни строчки), эстетический эффект, основанный на прямолинейном принципе узнавания себя в героях, но за всем этим – мудрая притча.

Задача «Нацбеста» – сделать книгу бестселлером. Идеальным будет, конечно, случай, когда знаменитым проснется еще вчера никому не известный автор, издавший сборничек тиражом 300 экз. за свой счет. Но это утопия. Гораздо более реалистичен сценарий, когда бестселлером становится то, что Л. Данилкин удачно назвал «недобестселлером»: неформатная книга, которая уже продалась очень неплохим тиражом, но до ста тысяч ей еще очень далеко. У такой книги есть потенциал бестселлера (в чем он состоит – вопрос интерпретации, но раз продано тысяч двадцать, значит, есть), и в этом случае премия может выполнить свою функцию – дать толчок, чтобы потенциал реализовался. В лонг-листе «Нацбеста» я вижу только два недобестселлера – это «Поребрик» Лукас и «Скунскамера» Аствацатурова. Выбираю «Поребрик».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу