Смотреть трансляцию

Наташа Романова

Пражская ночь

Павел Пепперштейн
Пражская ночь

Другие книги автора

Павел Пепперштейн "Пражская ночь"

Вот такая вот пизда меховая Личная психоделия Пепперштейна на этот раз выразилась в забавном трипе, посвященном новому герою с легендарной литературно-музыкальной фамилией Короленко. Его почему-то зовут Илья, он является внуком писателя Владимира Галактионовича Короленко, который написал «Дети подземелья» и «Слепой музыкант». Действие происходит в Праге в наше время. «В Прагу я прибыл по делу: мне поручили убийство человека по фамилии Орлов», - сухо сообщает Илья Короленко, который является профессиональным киллером высокого полета: он убивает любой вверенный ему объект с ювелирной (здесь – «медицинской») точностью, приравнивая правильный выстрел к «инъекции» - так что жертва даже и не успеет сказать «О-ёй». Быть застреленным рукой Короленко – высокая честь и одно удовольствие – не каждому заказнику выпадает такое везение. Повезло этому Орлову: правда, не особенно понятно, кто он такой – речь здесь не о нем. Это просто завязка драмы. Какова же развязка – узнаете сами. Прочитайте роман – почему надо все знать на халяву? «Наши» танки вошли в Прагу весной 1968 г. – кто этого не знает? У Пепперштейна про эти танки заставит вспомнить яркий эпизод. На афтер-пати после конференции, посвященной пражским событиям, в гостях у мультимиллиардера, 11-летняя индианка, бесясь с товарищами, подавилась игрушечным танком – ее тут же спас от смерти один из гостей – швейцарский врач, который сразу же совершил пацифистский поступок: сгрыз этот танк зубами и выплюнул, тем самым символически выражая свой протест против тоталитарной экспансии. Там, впрочем, достаточно всякого квази-политического и прочего пепперштейновского стебалова, переходящего в трип-репорты на грани фола – любителям специфических фантазий есть чем и глаз порадовать, и над чем поржать. Происходит мирный майский вечер, но на террасе пражского кафе возникает напряжение: там сидит не только киллер Короленко и ничего не подозревающий объект, но еще и появились откуда-то два каких-то подонка: это сразу видно – порядочные люди так не выглядят. Не вдаваясь в детали, у одного – дреды до жопы и четырехколесный растабайк, а другой на первый взгляд хоть похож на порядочного человека – в приличном офисном костюмчике, чисто выбрит и в правильных ботах, в отличие от того босяка в шлепанцах на босу ногу, - но это, я вас уверяю, только на первый взгляд. На самом деле это не так. Вы знаете, вот от этого приличного молодого человека, - кто бы мог подумать – воняет, как от бомжа, каким-то говном: прямо-таки рвотный порошок какой-то! А вот другой – тот, что – тьфу – на нормального человека не похож, - так вы не поверите – благоухает ароматом Пако Раббан. Ничего случайного здесь нет: вы еще самого главного не знаете. Эти двое – это два брата, состоящие друг с другом в интимных отношениях. Более того: там не только порочный гомосексуальный секс: они любят друг друга. Они – любовники! И, самое главное, - они киллеры новой формации (в отличие от Короленко, который по сравнению с ними несмотря на всю медицинскую точность своего выстрела – уже олдскул). Неужели вы думаете после этого, что новый роман Пепперштейна может быть не интересен? Кем это надо быть после этого? В заключение приведу еще одну цитату из речи одного грузина, который в 1968 г. был одним из советских танкистов, вошедших в Прагу. А теперь выступил на том самом афтер-пати, где девочка танком подавилась. «Дарагие друзья! От всего сердца хочу сказат спасибо харошим людям, где честный человек хочет сказат: нэт войне! Ни за что войне! Зачем такие дела: туда-сюда, убиват, насиловат, грабит нехарашо … мы сюда приехали на танках свобода подавлят – мы ничего не знали, да … и вдруг вижу: катенок, маленький такой, по дороге бегает туда-сюда. Я думаю: ах ты, чтоб его, твою мать, - взял его и на бронь обратно вскочил. Он туда-сюда – замурликал. А потом вдруг рука моя в зубы схватил и держит, блядь. Я говорю, такой-сякой, в сраку тебя ебат, мама твоя ебат, а он палец отгрыз нахуй совсем … только этот котенок сражаться за всю их сраную страну один на битву вышел. Убил меня совсем, пизда меховая…» Важный момент: книгу пришлось прочесть в рукописи. На какой странице ни открой – цитировать можно методом тыка практически с любой строчки – перед вами, не сомневайтесь, будет качественный образец великолепного текста, и вам не будет досадно, ни уж, тем более, скучно. Вы сразу поймете, с кем имеете дело. Я вам скажу – сегодня русская литература – это Павел Пепперштейн, а не всякие другие посторонние лица, кто выдает себя за русских писателей. Читая его (равно как и эту рецензию), совершенно невозможно понять – издевается автор, или нет. Вот такая вот пизда меховая, понимаете.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу