Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2011

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Александр Снегирев

Адаптация

Валерий Былинский
Адаптация

Другие книги автора

Валерий Былинский "Адаптация"

Это самая духовно насыщенная, самая, пожалуй, мощная книга из тех, что я читал в рамках этого Нацбеста. Вы только не пугайтесь. Понятно, что хочется читать закрученные сюжеты с началом, серединой, концом, ненавязчивыми выводами и чтобы не грузило. Не то что бы хочется, проще. Я поначалу наискось читал, а потом понял, что не могу наискось, обратно страницы листаю, начинаю вчитываться, перечитывать. Я испытывал боль и счастье. Я плакал. Но это наверное моя экзальтированность. Я недавно психологический онлайн-текст прошёл для одной писательницы, которая на психолога переучивается, и там в конце диагноз появился - «экзальтированный». Главный герой, Александр Греков, работает на телевидении в Москве. Сам с юга Украины, из Днепропетровска. Александру под сорок и каждый миг своей жизни он чувствует холод. Холод исходит от его коллег, от женщин, от приятелей, от города. Холод исходит даже от смерти, даже смерти герой не нужен, даже смерть не может составить ему компанию, пригреть и успокоить его в своих объятиях. Смерть и сама одинока. Александр получает известие – мать хватил удар, Александр едет в родной дом, помогает отцу ходить за матерью, мать умирает. Отец едет на дачу на пару часов собрать помидоры, а мать умирает. И сын сидит рядом с ней, с постаревшей, не узнающей его, женщиной. Как когда-то, вынашивая его, рожая, кормя, подтирая, всё о нём знала мать, теперь и он узнаёт о ней всё. Раздевает, одевает, переворачивает, закрывает глаза. Герой вроде не так чтобы сильно убивается, но как-то, спустя время, вздрагивающая в оргазме подруга вдруг напоминает ему последние содрогания матери. Читая «Адаптацию», я вдруг очевидно увидел бедненькую квартирку моего детства, обшарпанную мебель, пыльный ковёр, коричневое полированное советское ДСП, обои в цветочек, обстановку которой все мы так стеснялись, которую поспешили суетливо променять на белый пластик стеклопакетов и голубые турецкие унитазы. А теперь задыхаемся между стеклопакетами, как мухи. В «Адаптации» нет строгой структуры, рюмки выпитые главным героем, сменяются одна другой, летят приятели, пейзажи, женщины. В сердце героя нет любви, он расправляется с женщинами без сострадания. Количество и схожесть женщин невольно бросается в глаза, слова «соитие», «проникновение», «войти», «ягодицы» встречаются довольно часто. Чаще, чем лично мне хотелось бы. Хотя кто бы говорил… Секс часто происходит неожиданно для девушки, секс в полубреду, на грани истерики. К концу книги я даже как-то стал сомневаться в том, что секс такая уж хорошая штука, как мне раньше казалось. Книгу откладываешь и снова возвращаешься к ней, снова откладываешь и вскоре снова чувствуешь потребность узнать что-нибудь новенькое о жизни Александра Грекова. Выходит, у книги есть эффект Библии – потребность в возвращении к тексту и обретении в тексте новых вопросов и новых ответов. И даже секс этот совсем не мешает. Всё кончается хорошо, найдя любовь, потеряв ей и снова найдя, перед самым Концом Света, Александр Греков встречает вечность счастливым и светлым.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу