Александр Етоев

Мэбэт. История человека тайги

Александр Григоренко
Мэбэт. История человека тайги

Другие книги автора

Александр Григоренко "Мэбэт"

Притча о страдании и милосердии, рассказанная Сэвсэром Светлоглазым, внуком Мэбэта, что переводится «Сильный», поверившего в свое бессмертие, но оказавшегося игрушкой в руках богов и расплатившегося за свою гордыню.

Мифология сибирского Севера то и дело за последние годы становится кровеносной системой прозы российских авторов. Вот, навскидку, имена и названия авторов и их сочинений, отразивших эту маргинальную тему: Л. Петрушевская, «Номер Один, или В садах других возможностей»; Г. Прашкевич, А. Гребенников, «Полярная сага» (и отдельно у Г. Прашкевича «Сендушные сказки»); В. Березин, рассказы «Ы» и «Белая куропатка» в недавнем сборнике «Полярная антология». И наверняка еще есть много всего, о чем я не знаю.

Отличие сочинения Григоренко от упомянутых выше произведений в том, что в его истории современность не присутствует въяве, ведь в притче, а «Мэбэт» притча, реальность не имеет значения, она лишь экзотический фон, декорация, театральный задник, условность, где разворачивается трагедия. Во вселенной людских страстей что Сибирь, что Датское королевство – всё едино, законы те же. Везде судьбами управляют боги, христианские, языческие, любые. Человек может быть царем, как в трагедии Софокла или Эсхила. Может быть убийцей с большой дороги. Или мельником, как в хрестоматийной «Русалке». Или диккенсовским Урией Хипом. Глаз судьбы, как видеокамера, наделенная интеллектом робота из айзекоазимовского рассказа, уловляет по эфирному передатчику, что пора, повластвовал, позлодействовал, поюродствовал, походил в нетях, а теперь изволь отчитаться.

Человек, не ведающий страданий и не признающий таковых у других, вдруг доходит в жизни до места, когда надо отвечать за себя и держать перед богами ответ. Это очень сложное испытание – держать перед богами ответ.

Мэбэт справился, но Мэбэт есть Сильный. Он прошел по Тропе Громов через одиннадцать чумов искупления, и умер, оставшись в силе.

Миф, придуманный писателем Григоренко (или взятый им из сказаний Севера), - лишь оформленная под миф действительность.

Это правда, святая правда, ибо лжи не существует вообще.

Но об этом смотри роман, и не в журнальном, новомировском варианте, а в книжном, где на с. 228 об этом говорится впрямую.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу