Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2012

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Виктор Папков

Камертоны Греля

Елена Васильева
Камертоны Греля

Другие книги автора

Екатерина Васильева "Камертоны Греля"

Роман «Камертоны Греля» был напечатан в десятом номере журнала «Нева» за 2011 год. Прочитать его можно здесь:
http://magazines.russ.ru/neva/2011/10/vas3.html
Он вошел также и в список «Русской премии» этого года.

Роман дробится на мелкие рассказики, как будто отражается в разбитом зеркале или мелких лужицах на асфальте. Это даже не рассказики, а эссе или зарисовки. Часть из них как-то связаны между собой (имею в виду, чисто сюжетно). Часть – вполне могут существовать самостоятельно. Кусочки могут описывать поход главной героини на какой-нибудь вернисаж. Или воспоминания главной героини о своем детстве. Или о детстве бабушки главной героини. Почему-то часто детские воспоминания героини связаны с половой сферой. Наверное, это надо назвать так, потому что никакой эротики нет. Скажем, где-то в дошкольном возрасте подружка (у которой родила старшая сестра и которая уверена, что теперь все знает о признаках беременности) почему-то решила, что главная героиня беременна. И вот маленькая главная героиня думает, где же ее так угораздило, наверное, потому что без зонтика под дождем прошла.
Впрочем, это все отступления.

Основные кусочки сплетаются в несколько рисунков (все-таки написать «сюжетных линий» рука не поднялась). Главная героиня замужем, но у нее есть любовник. Писатель, вроде бы даже известный. Любовника героиня, впрочем, похоже, тоже не любит, а зачем к нему ходит - тоже не очень понятно. Наверное, это и есть один из вопросов книги. («Но как разлюбить нелюбимое?»). Муж тем временем занимается Грелем. Это такой концертмейстер, хормейстер, который якобы жил в первой половине XIX века в Германии. Он пытался добиться самого чистого звучания и сделал коллекцию камертонов. Вот диссертацию по этим камертонам и теории музыки муж главной героини и пишет. При этом в качестве материалов читает и автобиографию Греля, и эта автобиография составляет еще одну линию.

Что сразу бросается в глаза, так это то, что герои поименованы числами, причем четырнадцатизначными. Мне вот интересно: когда автор перечитывал свое творение, как он героев называл? Потому что как писал-то понятно, зримое свидетельство современных технологий copy-paste. А вот читал как? Как назвать главную героиню, если она называется 70 607 384 120 250? При этом ее как-то зовут, в книге-то, но автор везде заменил имя на это число. Так же поступил с мужем героини и ее любовником (числа другие). Я сперва прочитывал как «семьдесят триллионов» (что-то типа "по имени, но на вы"). Потом, правда, обнаглел, на ты перешел, стал просто семьдесят звать. Почему-то, правда, долго не мог запомнить, что 70 – это дама, а 55 – мужик. Было твердое ощущение, что автор не понимает, какое число мужское, а какое женское. Впрочем, это я отвлекся. На самом деле числа имеют свой смысл, его можно попытаться вычислить. Во-первых, все камертоны Греля носят четырнадцатизначное числовое обозначение. Это часть его теории. Теория получилась в том числе и от числового обозначения цветов тканей Кстати, ткани спасали бабушку главной героини во время войны. Кроме того, есть еще философский фрагмент, в котором говорится, что теперь можно уйти от имени. Все это можно выцепить в разных кусочках, а потом вычислить авторскую концепцию. Другое дело, что это получилось какое-то сухое эстетическое знание, находящееся несколько вне области чувств. Чистая эстетика, наблюдаемая красота - и только.

На самом деле весь роман – чистая эстетика, автор несколько отстраненно и холодно наблюдает за происходящим в романе. Перекладывает кусочки зеркала мозаики, выкладывая из них слово «Вечность». Я думаю, что какое-то слово в итоге выложилось, но прочесть я его не смог. То ли язык оказался незнакомым мне (хи, я же не знаю немецкого, совсем!), то ли я просто устал к концу нацбестовского этапа, и это сложное слово просто не поместилось в моей голове.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу