Михаил Визель

После конца

Юрий Мамлеев
После конца

Другие книги автора

Юрий Мамлеев "После конца"

Моя рецензия для «ТаймАута» гласила:

80-летний основоположник метафизического реализма в своей новой книге продолжает исследовать «русские походы в тонкий мир». Только на сей раз это не русский рай, описанный в его позапрошлом романе, носившем именно это название, а настоящий ад – постапокалиптический мир, в котором для жизни остались пригодны лишь незначительные участки земной территории, где возникли жестокие режимы мутантов-вырожденцев.

В один из них, носящий название «государство Ауфирь» и попадают неким необозначенным образом пять образованных русских людей – мелкопоместная дворянская семья начала XIX века (родители средних лет и дочка-подросток) и два молодых человека: паренек 20-х годов XX века и наш современник, человек начала XXI века.

Людям XIX века проще: они убеждены, что попали в ад, хоть он и отличается от того, о котором им твердили в церкви. А наш современник не знает что и подумать. И читатель разделяет его недоумение. Выписанный с маниакальной тщательностью мир Ауфири сильно смахивает на самую трэшовую «зомбофантастику» - но при этом автора очевидно интересуют самые высокие философские вопросы жизни Духа.

Юрий Мамлеев уверяет, что пишет нарочито упрощенным языком, чтобы не загромождать глубину содержания. Но, очевидно, это не просто сознательная установка: именно такой невозможный стиль лучше всего соответствует уникальному дарованию Юрия Мамлеева.

К этому остается добавить, что под «нарочито упрощенным языком» в данном случае следует понимать чудовищный, невозможный графоманский стиль – перескакивание повествовательной позиции, введение новых героев и ситуаций через авторские «представление», как в сбивчивом устном рассказе, нелепые имена. Я понимаю, что все это работает на ощущение тяжкого и липкого кошмара, которое хочет передать автор. Но представить, что подобная книга может выиграть «НацБест» - сохрани нас Господь от таких кошмаров! Вот если бы в «Нацбесте» на втором десятке его существования завелась номинация «ЛонгБест» (в иных премиях именуемая «за честь и достоинство» или lifelong achievements) - тогда другое дело; Юрий Витальевич Мамлеев – один из основных на нее претендентов.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу