Виктор Папков

Адамово яблоко

Ольга Погодина-Кузмина
Адамово яблоко

Другие книги автора

Ольга Погодина-Кузьмина "Адамово яблоко"

Номинировавшая книгу на нацбест Татьяна Перепелкина писала в сопроводительной записке: «В романе поднимается не столь привычная для отечественной литературы тема: отношения между двумя любящими мужчинами». Совершенно не моя тема, да еще к тому же и один из самых длинных романов в длинном списке. Но все оказалось не так страшно. Это не гей-роман, хотя действительно тема гомосексуальной любви в нем важна. Просто эта тема – не главная. Да и основные идеи, заложенные в роман автором, – общечеловеческие, а не какие-то специфические, особенные для гей-сообщества. На самом деле «Адамово яблоко» - семейная сага. История одной очень богатой семьи в критический для семейного бизнеса момент. Справедливости ради – об этом упоминала и Татьяна Перепелкина: «… роман многограннее: автор предлагает аккуратный срез действительности, по восходящей линии: от социальных низов до холеного социального верха».

Точно не скажу, чем занимается компания героев, автор не акцентирует на этом внимания. Вроде бы строительство и управление недвижимостью. Впрочем, в состав холдинга входит и рекламный бизнес, наверное, и что-то еще. В общем, это питерские бизнесмены, не миллиардеры, но очень и очень состоятельные люди. Глава и создатель компании Павел затевает реорганизацию и делит бизнес на три части. Своей дочери Марьяне, мужу другой дочери (разбившейся несколько лет назад на машине) Георгию Измайлову и своему внуку, сыну Георгия, Максиму.

Марьяна в начале книги не замужем, бездетна. Она говорит, что максималистка, что хочет либо все, либо ничего. А на самом деле она – очень неуверенная в себе женщина, сама не очень понимающая, чего она хочет. Подверженная чужим влияниям. Постоянно советующаяся с подругой-психологом. Вроде бы и любящая Георгия, но в то же время и ненавидящая его за его гомосексуальную связь, и страстно желающая отомстить ему во что бы то ни стало.

Георгий же наоборот – крайне уверенный в себе человек, привыкший добиваться того, чего хочет. Чрезвычайно расчетливый. Я так думаю, что и на сестре Марьяны он в свое время женился именно по расчету. И вот как раз в момент, описываемый в книге, его вдруг посещает Чувство. Георгий сам удивлен этому своему чувству и злится на это Чувство. И в то же самое время просто не умеет жить с Чувством, то есть нерационально. Он бисексуал (хотя юноши его интересуют гораздо больше). Книга как раз и начинается с того, что он встречается с Игорем. Игорь далеко не первый любовник у Георгия. И обычно Георгий вполне прилично обходится с надоевшими ему любовниками. Покупает им квартиры, устраивает будущее. Чувства же молодых людей находятся вне рассмотрения рационального Георгия. И тут вдруг Игорь, которому не столь важен материальный достаток, сколь важна ответная любовь Георгия. А Георгий, как я уже писал, не то что не любит Игоря, но любви своей боится и стремится от нее избавиться.

Максим молод и постоянно вращается в кругу «золотой молодежи». Пьянки, наркотики, девочки, ощущение вседозволенности (даже когда один из их компании нечаянно убивает проститутку, ему все сходит с рук). Максим гораздо серьезнее остальных парней, он вроде бы даже чувствует, что жизнь как-то не так проходит. Встречается с очень хорошей девушкой Таней, которая приехала из Твери и пытается сделать карьеру певицы. Именно Максима автор делает выразителем одной из главных идей романа (во всяком случае, для меня одной из главных) – глубокого разделения российского общества. Максим часто должен произносить монологи о том, что они – хищники, а остальные - «жвачное быдло», которое существует только для обслуживания и удовольствия хищников.

Игорь и Таня – два главных героя романа из низших слоев. (В «Адамовом яблоке» действительно много героев. Это роман в первоначальном смысле термина – со многими сюжетными линиями, в котором почти каждый герой важен.) Проблема Игоря нерешаема в принципе. Если девушка еще как-то может узаконить свои отношения с богатым любовником, быть счастливой, то у парня на это нет никаких шансов. И дело не в только в отсутствии в России легализованных однополых браков. Дело в полном отсутствии в российском обществе представления о том, что между двумя геями может быть какая-то любовь, долговременные отношения. Причем, как это показано в романе – такого представления нет даже в самом гей-сообществе, во всяком случае, в его верхней, богатой части. Все эти красивые юноши – только куклы для секс-утех, не больше. К куклам можно очень хорошо относиться, можно даже купить кукле домик, но все равно кукла останется куклой, и человеком (для богатых геев) не станет. И обязательно со временем надоест. Поэтому Игорь – главная трагическая фигура романа. Остальные герои хотя бы теоретически могут устроить свою жизнь, но для Игоря счастье невозможно по определению.

Таня долгое время кажется главным положительным героем романа. Именно она оппонирует Максиму и на словах и на деле. Она пытается выстроить свою жизнь вне навязываемой системы Жалко, что в конце она, похоже, тоже несколько ломается после неудач с карьерой и возвращения в родную Тверь. Во время поездки в Швейцарию у нее теряется какое-то ранее присущее ей внутреннее спокойствие и уверенность. Впрочем, возможно, виноват автор, заставляющий девушку оппонировать бизнес-магнатам, подчеркивая и без того вполне заметное противопоставление высшего слоя общества низшему.

Роман весьма неплох, но мне при чтении постоянно мешала его театрализованность. В театре все немножко гиперболизировано, начиная от грима актеров (иначе он просто не будет заметен из зала) и завершая демонстрированием чувств. У автора это первый роман, а до этого Ольга Погодина-Кузьмина написала несколько пьес. Наверное, от пьес эта театрализованность и осталась. Если герои из высшего общества говорят о людях как о «жвачном быдле», то автору постоянно хочется подчеркнуть долю правды в этих словах. В итоге действительно в низших слоях творится страшнокошмарный ужас, про компанию Бяши я вообще молчу, мама Тани пьет, а Игоря отчим насилует с двенадцати лет (Зачем? Я уже написал, что фигура Игоря трагическая, это насилие воспринимается как трагический штамп. Игоря насилует отчим, потому что так надо в современной литературе, так принято). Надо подчеркнуть замкнутость Георгия на себе, поэтому когда он узнает о насилии отчима над Игорем, он не возмущается, а ревнует Игоря, что он спит не только с ним. Иногда герои рассаживаются на сцене и ведут умный диалог (в сцене на дне рождения у матери Георгия). Иногда младенец может проглаголить истину, которая подтвердится прямо-таки в той же главе. (Девочка Игорю: «Жаль мне тебя, жаль, Буратино! Прольешь ты горькие слезы! А знаешь, почему?...Потому, что у тебя глупая деревянная голова»). Но больше всего достает, когда Максим выходит на просцениум и начинает толкать монологи:

«Я хочу, чтобы ты мне объяснила, как это возможно? Эта ваша непосредственность, прямота, чистота намерений. Способность к большой любви и другим высоким чувствам. Самоотверженность. Бескорыстие... Откуда все это берется у вас, которые выросли и прожили свою жизнь там, где все эти понятия являют собой пустой звук?... . Каким же чудом могли распуститься хрупкие цветы ваших душ в грязи и в нищете, среди жвачного быдла и беспробудной пьянки, среди зверства, избитых и изнасилованных детей, из которых восемьдесят процентов – генетический брак?!»

(Просто «Почему люди не птицы?»!)

На сцене это бы смотрелось. А в реалистическом романе у меня вызывает отторжение. Не говорят люди в реальной жизни такими монологами.

Конца у романа нет. Конечно, бывают открытые финалы, да и судьбы героев имеют определенное логическое завершение, но все-таки финал – промежуточный. Он явно предполагает продолжение, примерно равное по объему. Но рецензию надо как-то завершать. Сейчас трагический реализм связывается (как минимум у меня в голове!) с Романом Сенчиным. Именно при упоминании Сенчина на ум приходят слова «безжалостное обличение» и что-нибудь еще в том же духе. Но если вдуматься, то роман Погодиной-Кузьминой страшнее. И Елтышевы, и герой «Информации» у Сенчина сами строят (точнее, разрушают) свою судьбу. А у Погодиной собственно мир безблагостный. Там счастья нет, не было и не будет ни у кого. Просто по причине невозможности этого самого счастья в таком мире.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу