Смотреть трансляцию

Наташа Романова

Франсуаза, или Путь к леднику

Сергей Носов
Франсуаза, или Путь к леднику

Другие книги автора

Сергей Носов "Франсуаза, или Путь к леднику"

Своя грыжа есть у всех

Своя грыжа есть у всех, но не каждый назовет ее Франсуазой. Поэт (его фамилия Адмиралов) пошел еще дальше: он вступил с ней в односторонний личностный контакт и даже взял ее с собой в путешествие. Он с нею делится впечатлениями о Гималаях, о малом Тибете и об особенностях национального индийского колорита. Монологи, обращенные :к грыже, содержательны и лиричны и напоминают об утраченном эпистолярном жанре писем вручную. И роуд-муви, и семейный роман – все связано непрерывными внутренними монологами, выдающими человека а) порядочного, б) внимательного, в) ироничного; но немного подавленного: образ – как бы это сказать – лирического героя (или он бывает только в стихах?) удался. Играть в игру под названием «экзистенциализм» (с приставкой «пост») уместно. По той причине, что автор книги Сергей Носов на обложке позиционируется как представитель постмодернизма, а что же еще, как не это предполагает игры в разные игры: и в семейный роман, и в роуд-муви, и в постоянные внутренние сомнения и противоречия. А вот и специальная микротема: здесь в центре сидит «психотерапевт», а вокруг хороводятся всякие невыразительные типы: «пациенты» с проблемами. Если присмотреться – их проблемы не стоят и выеденного яйца, но автор гнет свою линию, с упорством достойным лучшего применения, совсем не зря. Это специально для тех, кто не понял: игра продолжается, но строго по правилам. Ничего случайного. Рассуждения о случайностях в жизни, о возможностях случайных совпадений и прочих странностях – тоже игра. Там тесть Адмиралова – пенсионер и обыватель по всем позициям – прогоняет такую телегу о случайных совпадениях, как будто он в теме и только и делает, что ест ЛСД и записывает свои трипы. Или на худой конец он читал рассказ Хармса про трамвай, где незнакомые и посторонние друг другу пассажиры связаны между собой конкретными бытовыми, а не метафизическими связями.

Все под контролем, даже если кажется, что его нет – верный признак удачного произведения. При этом имеется впечатление, что все написано без творческих мук и не особо заботясь о читателях – в правильном смысле. Лишняя озабоченность может только навредить – не только в литературе, но и в путешествиях, не говоря уже о семье.
Лично мне понравилось про итальянское кино, разделяю точку зрения Адмиралова: фильм «Путешествие» - это заунывная и тухлая шляпа (реж. Антониони), фильм «Salo» («120 дней Содома») – оценка ниже некуда (реж. Пьер Паоло Пазолини). А больше всего мне понравилось про эксгумацию собачки из могилы на кладбище домашних животных (как у Стивена Кинга).

Игровая культура не свойственна петербургским писателям. Она важна для московских алкоголиков ХХ и начала ХХI вв. А у нас – и было всегда и есть – исключительно и только на серьезных щах. Будто бы они забыли, что домохозяйки, читающие Умберто Эко, не понимают, что с ними играют. И сам Умберто Эко забыл, что он играет и даже как его зовут. Петербургские писатели все как один смотрят на это, как бараны, не делают выводов, зато держатся колхозно. Председатель колхоза у них, конечно,А.К. Секацкий. Но тоже сам за себя, изредка слегка поигрывая и «лоббируя», но на это никто не ведется. Более того, результат обратный. О чем это я? Как в анекдоте – «музыка навеяла».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу