Наташа Романова

Жало

Сухбат Афлатуни
Жало

Другие книги автора

Сухбат Афлатуни "Жало"

Крайне депрессивная маленькая – в 29 страниц – повесть (скорее, я бы даже сказала, – рассказ) от лица одинокой русской старухи и – параллельно – молодого татарского парня, живущих в среднеазиатском городе в одной из бывших союзных республик в наше время. О тех, кому нет места на этом празднике жизни, как нет и самого праздника, а есть только ежегодное унизительное кидалово под названием «День победы» – для старухи, участницы ВО войны, и косяк травы – для юноши, «обдумывающего житье». Традиционное чествование ветеранов 9 мая, в ожидании которого одинокие старики живут весь год, превратилось в казенное мучительное мероприятие с фантой и всяческой скудной просрочкой, где униженные и обманутые люди получают по своей маленькой пайке ада. Для парня же – вместо праздника жизни – та же бедность, череда смертей товарищей, преступлений и суицидов. Хочется отметить, что – как это ни странно – повествование от лица пенсионерки отличается от повествования от лица молодого человека не в пользу последнего. Диву даешься, как это автору так удалось освоить внутренний голос старости – откуда у него такие точные наблюдения, детали – явно не высосанные из пальца. Все эти характерные для старух повадки и чудачества, досадные болезненные привычки, такие знакомые и раздражающие всех в повседневности, здесь вызывают острое щемящее сострадание, хотя автор совершенно не стремится никого разжалобить и, по ходу, сам не особо-то и сопереживает героям, так как это не есть задача писателя. Все эти старческие жестяные банки для круп, зашитые в наволочку деньги на гроб, трепет перед возможностью поломки телевизора, соизмеримой с концом света, гадание в автобусе по принципу «уступят – не уступят»: удастся ли дожить до следующего «праздника» и прибавят ли пенсию; обязательные «припасы» чего-то съестного на случай войны – все эти докучные знаки угасания, инволюции, практически стирающие границы между жизнью и смертью.
Суженный до пределов трагического бытового маразма мир стариков и старух, прямо скажем, не такое уж и редкое явление в книгах современных писателей; но у Афлатуни «Жало» раздваивается – и две параллельные линии в конце пересекаются – как, собственно, и следовало ожидать. Закончу четверостишием из стихотворения этого же автора «Вечерний базар»:
«Смерть страшна только на первый взгляд
потому что второго нет
помнишь мы спорили есть ли ад
ты говорил есть».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу