Смотреть трансляцию

Виктор Папков

Россия, возродись!

Упырь Лихой
Россия, возродись!

Другие книги автора

Упырь Лихой "Россия, возродись!"

Упырь Лихой уже второй год оказывается в длинном списке. Его и в прошлом году просклоняли, а в этом году все новости о нацбесте выглядели примерно так: «В длинный список премии вышли Пелевин, Сенчин и Упырь Лихой». Не уверен, что творчество Упыря Лихого успело завоевать большое признание, но ник очень заметный, да. Виктор Топоров в комментарии к длинному списку тоже прошелся по «чудаковатому (на букву м)» псевдониму. Словом, я почти сразу понял, что пройти мимо «России, возродись!» мне не удастся.

Прежде чем взяться за чтение, я почесал в затылке и решил поискать Упыря Лихого хотя бы в Яндексе. Нашелся он почти сразу, в Википедии. Так вот: Упырь Лихой - первый известный древнерусский писец, священник XI века, работавший в Новгороде в 1047 году. Его запись на книге — древнейшая датированная запись на древнерусских книгах. И там же в Википедии и сама запись приводится:
«Аз поп Оупирь Лихыи. Тем ж молю всех прочитати пророчество се. Велика бо чюдеса написаша нам сии пророци в сих книгах.» Не, в Википедии всякую ерунду можно найти, но в той статье ссылки есть на вполне научную литературу. Так что все верно.
Так что ник не такой уж и чудаковатый, а просто много есть в нашей истории, о чем мы не догадываемся. А слова того, первого, Упыря Лихого его сегодняшний тезка вполне может поставить в эпиграф к «России, возродись!»

Упырь Лихой (современный) - автор конркультурный. Не могу сказать, что я такой спец по контркультурности. Скорее совсем не спец. Она у меня ассоциируется скорее с фразой давнего знакомого Вини Лужина (еще того контркультурщика): «Пощечина общественному вкусу, пощечина общественному вкусу, нет чтобы в морду один раз как следует двинуть!» Своя контркультура есть, похоже, во всех областях искусства. В живописи, в кино. Даже контркулинария должна существовать (хотя я не пробовал). В литературе контркультурный автор еще и контркультурным языком писать должен. У Упыря это смесь матерного с олбанским. Впрочем, у Упыря ли? Если приглядеться, то матерно-олбанским у него говорят только персонажи, а вот текст от автора написан вполне привычным языком. Конечно, персонажи говорят много, а «Россия» вообще от первого лица написана. Но они на нем действительно говорят. В том смысле, что этот язык очень органично в этих устах смотрится. Не хуже русского литературного. Родной он для персонажей-то!

Теперь к самим произведениям. На самом деле номинированы две повести. «Изя и Руслан» - не продолжение «России», она самостоятельна. У нее свои герои (студенты, но вовсе не учащиеся Университета имени Медведева из «России»). Мир повести – это вполне наш мир, в котором Россия не возрождается, а вполне нормально существует. Итак, два героя – студенты филологического факультета, единственные парни на этом факультете (почти единственные, еще третий ненадолго появится). Один еврей, другой русский. Правда еврей не обрезанный, у него мама русская и вообще он по паспорту Василий (испортили ему жизнь этим именем!). А Руслан как раз обрезан, и имя у него совсем не от слова «русский», а все потому, что у него мама татарка. И еще у Руслана фамилия Фоменко, академику он не родственник, но вполне себе последователь, чем доводит преподавателей до совершенно контркультурного состояния. Руслан, конечно же, ненавидит жидов, и иногда они с Изей дерутся. Но вообще-то они живут вместе (нет, не в том смысле – они вообще асексуалы, даже глава такая в книге есть – просто проживают) на даче Изиного отца и ездят на "Жигулях", позаимствованных Русланом у своего отца. И вместе воруют товары в магазине.

Вот так они и живут. Вообще главное в повести – это вот это противоречие, между тем, что герои о себе мнят и как себя представляют (в том числе – и как себя выставляют на публику), и то, чем они на самом деле являются и каковы на самом деле их отношения друг к другу и к окружающем миру. И не только у главных героев. Там и остальные такие же – и Ксюша-«лесбиянка» (она пытается доказать гинекологу, что давно живет половой жизнью, а старушка-гинекологичка сама видит, что нет), и возрождающие русское родноверие, скидывающиеся по триста рублей за право разводить костер.

И вообще иногда кажется, что и сам автор – тоже такой же. Что на самом деле он не суровый контркультурщик, а совсем даже грустный-прегрустный филолог (а иначе откуда же у него такой псевдоним?). Но вот приходится ему соответствовать, совсем как в книжке – надевать сюртук, гримироваться под Пушкина и идти добывать кровь христианских младенцев для мацы – то есть писать исключительно в контркультурном стиле. А как иначе? В повести анекдот есть «Поручик Ржевский думает: «А не насрать ли мне в рояль?» Потом вздыхает и говорит: «Провинция-с, не поймут».». Так вот Упырь Лихой в Питере живет, да для читателей из столичных городов пишет. А тут скорее наоборот: не насрешь – не поймут. Это во-первых. А во-вторых (и скорее в-главных). Наш привычный язык, обычные слова стираются. В привычку входят, ветшают как платье. Захочешь что-то написать, так не только поймешь, что уже что-то такое было, да еще не дай бог и в цитату классика нечаянно вляпаешься. И то, что ты хочешь сказать, не то чтобы не поймут, твое выказывание просто не заметят. И если ты не постмодернист, со всем этим дерьмом смирившийся, то приходится искать новые выразительные средства, чтоб их. Да и просто впускать язык современности (чтоб его) в повесть (чтоб ее).

Не могу сказать, что «Изя и Руслан» понравились мне целиком и полностью. Повесть из маленьких рассказиков состоит (что ж они мне так «Пти Николя» напоминали?), так вот разные рассказики по-разному понравились. «Проклятый консумеризм» совершенно замечательным показался. А «Актуальное искусство» не очень. Да и вообще повесть какой-то недоделанной кажется, композиционно незаконченной. Не хватает чего-то ей, сам не пойму чего. Но в целом – ведь и сам вижу вот эту разницу между миром и представлением, так что… Да что там говорить, цепануло чем-то (тут пустил скупую мужскую слезу).

А про «Россию возродись!» писать особо много не буду. И без меня напишут. И про то, что это сатира в форме антиутопии. А по мне так это антиутопия в форме сатиры. Потому что опять-таки – вот не дай бог мир будет таким, каким мы его представляем. И неважно, к какой политической стороне мы себя относим. Там, в «России», всем достанется, и Селигеру, и Болотным (интересно, автор вывел протестующих на Болотную у себя в повести до декабря или уже после?). И анархистам. Кстати, если кто бочку будет катить, то «Капитализм» Лукошина я читал, так что хотя бы на некоторые вопросы Яги отвечу! (И еще: вертолеты, расписанные под хохлому, – это хорошо).

Если кто все-таки рискнет прочитать. Книга представлена как рукопись, на бумаге не выходила, даже в известных сетевых библиотеках хрен найдешь. Автор (слава автору!) сам рукопись выложил, и на нее ссылку в своем блоге дал. Я оттуда не скачивал, но ссылку скрывать не буду:
http://upir-lihoy.livejournal.com/1038393.html
Непривычным к контркультуре начинать советую с "Изи и Руслана", потому что из начавших с "России" дай бог один процент до конца дойдет, а то еще кто и морду набить кому-нибудь захочет (рецензенту – представьте себе этот ужас!). А если непривычные со второй повести начнут, то, может, и обойдется.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу