Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2012

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Любовь Беляцкая

Жунгли

Юрий Буйда
Жунгли

Другие книги автора

Вернитесь в Жунгли!

Несколько сезонов назад в лонг-листе Нацбеста был роман Юрия Буйды «Жунгли». Книга сильная, оставила очень хорошее впечатление. Потом долгое время текстов Юрия Васильевича мне читать не доводилось. И вот его новый роман «Стален» снова в большом списке. Раз так, надо воспользоваться возможностью. Но, как оказалось, лучше бы мне Юрий Буйда запомнился по «Жунглям», а новую книгу не читать вовсе. Горькое разочарование. Не то чтобы автора подвёл стиль, нет. Но от содержания временами просто оторопь брала.

Начнем с того, что мощный микс остросоциальной литературы и магического реализма автор променял на продукт, очевидно ориентированный на конкретный маркетинговый сегмент. Сегмент этот – женщины старше среднего возраста, которым хочется думать, что они читают высококлассную литературу, хотя на деле это галимый хлам. Ниша там плотно занята всякими рубиными-улицкими, но всегда можно отхватить свой кусочек аудитории. Особенно когда тебя
направляет верная рука издающего мейджора - издательского концерна на букву «Э». Это всё, конечно, мои домыслы, но именно такое ощущение сия беллетристика оставляет.

К тексту очень, очень много вопросов. Не соблюдается логика и мотивация, тут и там нелепые, вымученные повороты сюжета, самоповторы и вообще временами какой-то лютый трэш. Как вам, к примеру, такое? Главный герой (его как раз и зовут Стален), на тот момент сотрудник одного из толстых литературных журналов, напивается на корпоративе до беспамятства. Очухивается на свежем воздухе за какими-то гаражами голый и видит перед собой вооруженных людей. От страха он жидко обсирается (это важная деталь). Люди оказываются солдатами, участвующими в штурме парламента, ведь дело происходит в августе 1993-го. Они только что разбудили нашего персонажа (почему? для чего им понадобился забулдыга, валяющийся пьяный в грязи?) и требуют, чтобы тот поднялся и следовал за ними. Когда герой встает, солдаты видят, что у него длинный член. Им это нравится, они смеются и отпускают того с миром (я сейчас всё как в книге излагаю, не спрашивайте ничего). Стален очень радуется, кое-как обтирает со своих ляжек говно трусами, которые на момент пробуждения валялись рядом, и прямо оттуда направляется обратно в редакцию. Там он одним махом пишет статью, в которой пересказывает весь этот эпизод с подробностями о длине своего члена. Статья имеет большой успех, сотрудники журнала поздравляют Сталена со статьёй и размерами органа, общая радость перерастает в новую попойку, в результате которой наш герой оказывается в квартире одной красотки и там, конечно, имеет с ней страстный секс (напоминаю, по идее, от этого алкаша должно разить говнецом и помойкой, но этот момент как бы опускается). И так далее. Даже не знаю, что тут думать, как это комментировать. Притом написано всё относительно куртуазным штилем, по-интеллигентски, без единого матерного слова, а то не дай бог.

Имя героя придумала ему мама, происходит оно от смешения имен Стас и Лена. Но ведь это же не может быть совпадением, думает читатель. Не просто же так имя похоже на фамилию самого известного русского диктатора. Тем более Сталин-то сам упоминается в романе множество раз, к месту и не к месту. Но нет, никакой интриги не будет. Просто вот такое странное имя. Трам-пам- пам.

Некоторые очевидные ляпы сильно бросаются в глаза. Например, у меня не получилось даже сосчитать, сколько персонажей ходят с тростью. Хотелось спросить автора: а вы помните, что в предыдущей главе это уже было? Почему каждый третий опирается на палку? Придумайте хоть что-то другое, какую-то иную деталь образа, хватит повторяться.

Ну и главная изюминка. Кал и моча. На них у Юрия Васильевича явная фиксация. В книге этого добра – хоть ассенизационный коллектор открывай. Если автор хочет описать неприятное место действия – там обязательно воняет человеческими выделениями. Если персонаж сильно заболел – он обязательно ссытся или обделывается под себя. Временами со страниц льются просто потоки благоухающего, в подробностях описанного дерьма. Да что ж это такое! Пусть хотя бы будет просто рвота! Но нет. Вообще, такое внимание к моче и калу – признак неразвитой сексуальности, забуксовавшей в раннем детском возрасте.

Кстати, о сексуальности. Трахаются в книге много. Стален, можно сказать, неотразим в глазах женщин, хотя он не красавец и за всю книгу не совершает ни единого самостоятельного поступка (а в аннотации, между прочим, заявлено, что роман плутовской). По сути, первая половина романа посвящена амурным похождениям героя. Плотская любовь притом всякий раз описана достаточно высокопарно, страсти горят нешуточные и разряжаются неизменно с изяществом и под душещипательные беседы о судьбе России, литературе и философии. Накал либидо нарастает. В середине книги есть эпизод, когда еще молодой Стален приезжает впервые в Москву. Там он должен найти бывшую любовницу своего дедушки. Что бы вы думали! Бабуля еще ого-го, почти сразу же она перед ним раздевается, а тело у неё как у молодой женщины, чем Стален, недолго думая, пользуется. Хоп-ля! Вот на этом моменте книга буквально выпала у меня из рук и мой взгляд надолго застыл на незримой точке в воздухе. Эээээ… Что это сейчас было? (Кстати, по ходу действия романа эта «молодость» тела просто никак не объясняется, как и многие другие загадочные события. Трам-пам- пам).

Не подумайте, что я ханжа, у меня на домашней полке Ирвин Уэлш стоит между Сорокиным и Берроузом. Но это, блин, полный трэш, потому что «Стален» написан для другого читателя. Это «интеллигентская» беллетристика для тётушек. Только иногда с жестокими убийствами, насилием, куртуазным сексом (впрочем, это как раз подходит), а также мочой и калом. И еще – с нескрываемой ностальгией по имперскому шику советской номенклатуры. Тональность примерно такая: да, НКВД и КГБ были звери, но ах, какие балы давались у них на дачах, какие салоны собирались, ну прям помещичья аристократия!

На этом, пожалуй, достаточно. В сюжет вдаваться не буду, тем более что он временами просто бредовый. Но не могу удержаться и не воззвать к автору. Юрий Васильевич, не разменивайтесь на писанину, вернитесь в «Жунгли»!

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу