Смотреть трансляцию

Александр Етоев

Копи Царя Соломона

Владимир Лорченков
Копи Царя Соломона

Другие книги автора

Владимир Лорченков "Копи Царя Соломона"

Грустно, товарищи господа.

Мне кричат с четырех сторон: Лорченков гений! Лорченков гений!

Ну, прочитал я этого гения, его «Копи Царя Соломона», и, прочитав, подумал: а не сам ли господин Лорченков расставил по сторонам усилители для создания акустического эффекта, чтобы они зомбировали читателя, уверяя его в том, чего нет.

Самое массовое искусство - это кино. Тут и Лениным быть не надо, чтобы уяснить эту прописную истину. Тем более в наше время. В кино – зритель, а значит, деньги. На романах денег не заработаешь и не прокормишь ни себя, ни семью.
Поэтому задача сегодняшнего писателя – проторить себе дорогу в кинематограф.

Что Лорченков и делает. Пытается делать.
Наверное, как положено всякому объективному критику, прежде чем изливать хулу, мне стоило бы прочитать предыдущие сочинения Лорченкова

Каюсь, не прочитал.

Но ведь раз человека выдвигают на премию, причем не за какие-то совокупные заслуги перед литературой, а за данный, за конкретный роман, значит, предполагается, что этот роман отражает суть писателя Лорченкова, он есть квинтэссенция его творчества.

Итак, «Копи Царя Соломона».

Сюжет пересказывать не хочу, за меня уже постарались другие – см. отзывы В. Топорова и Н. Романовой.
Сюжет эффектный, пересказывается легко.

Но глаз читателя (меня, я - читатель) с той же легкостью перебегает от сцене к сцене, нигде не замутняя себя слезами смеха, гнева или печали. Страшные страницы – массовые расстрелы евреев в годы оккупации, смертельные разборки героев, пыточные приемы моссадовцев Натана и Иеремии – у меня не вызывают переживаний. Там, где автор предлагает мне посмеяться (например, спор убийц по поводу незакрытой двери в больничную палату, когда они, продолжая спорить, убивают очередную жертву), я повода для смеха не нахожу.

Причину этого моего бесчувствия я вижу в одном: это действительно сценарий, а не роман. То есть, если бы мне показали на экране сцену массовой казни или убийства, я бы переживал. Если бы я увидел в фильме вышеупомянутую сцену в больнице плюс к тому еще талантливо сыгранную, я бы улыбнулся, как минимум.

Но все это, переданное словами – теми, которыми излагает ситуацию автор, - оставляет меня равнодушным. Даже провокационность, в которую с завидной настойчивость пытается Лорченков играть, не вызывает во мне реакции. Высмеивание советских интеллигентских (= еврейских по Лорченкову) штампов – песен Визбора, книг братьев Стругацких, романов Булгакова, кухонных разговоров о литературе и прочее – само давно стало штампом в текстах поколения Лорченкова.

Провокационность провокационностью и сюжет - сюжетом, но не сюжетом единым и уж тем более не провокациями живет литературное произведение.

А словом.

И вот тут-то «Копи Царя Соломона» хромают сильно.
Я бы на месте Лорченкова просто выкинул из определения жанра произведения («сценарий романа») слово «роман».
Вышло бы много убедительнее, и текст у меня вопросов не вызывал бы.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу