Владислав Толстов

Письма к Андрею

Евгений Гришковец
Письма к Андрею

Другие книги автора

Евгений Гришковец "Письма к Андрею"

Евгения Валерьевича Гришковца мне временами становится пронзительно жаль. В поп-музыке есть такое явление — one-hit wonder, “чудо одного хита». Группа записывает одну хорошую песню (иногда — хороший альбом), - и сгорает в лучах собственной славы. Что они потом сочиняют, что записывают, чем занимаются — в принципе, чем-то занимаются, конечно, но широкую публику это уже не волнует. Их минута славы уже прошла, и участь их незавидна — гнить в братской могиле антологий «лучших песен нашей молодости».

Гришковец — такое же «чудо одного хита», правда, в разных сферах. Театральный режиссер, исполнитель, актер, сценарист, телеведущий, писатель, музыкант, композитор, даже, кажется, снимал видеоклипы. Человек из Кемерово обладает целым пучком разнообразных дарований, но пучок этот, простигосподи, похож на веник: уж больно заунывен и зануден он во всех своих начинаниях. И слова бы не сказал про новые проекты Гришковца (он теперь живет и творит в Калининграде, где даже стал почетным гражданином — в полном соответствии с фразой из «Бесприданницы» - «ну да, в Зарядье людей мало, глядишь, и в мировые судьи выберут»). К погасшим кумирам-однодневкам вообще, на мой взгляд, следует относиться с равнодушной симпатией — помним-помним, а как вы сейчас, что поделываете? Но Евгений Гришковец поделывает то, чего делать не должен - продолжает писать книги. Раньше он еще вел свой блог в «Живом Журнале», потом закрыл его, обидевшись на критиков. На самом деле это был ему знак свыше: не шипи, погасший окурок, словесность — это не твое. Но Гришковец не внял голосу разума. Что ж, сам напросился.

Чем замечательна книга «Письма к Андрею»? И кто такой Андрей? Это режиссер Андрей Тарковский, умерший аккурат в то время, когда молодой Гришковец служил на флоте на острове Русский. Спустя много лет Гришковец решил отдать долг памяти и написать Тарковскому книгу писем — о жизни, о судьбе, всякие размышления по поводу.

Вовремя (поймите меня правильно) умер Тарковский. Невозможно представить сцену: вот сидит Тарковский, ему кладут на стол книжку Гришковца, он открывает, начинает читать... А там банальность на банальности, пустота, прикрытая пустотой... Как если бы, вообразите, человек на полном серьезе писал что-нибудь вроде: я слыхал в детстве, что лошади едят овес. Все детство прожил с этим убеждением. И вот прошли годы, я успел стать (следует томный перечень, кем именно), и вот, дойдя до степеней известных, сделал открытие — лошади таки действительно, сволочи, едят овес. Примерно так выглядит любой текст Гришковца, причем неважно, о чем он берется рассуждать — о жизни, о судьбе, об искусстве. О кино, разумеется, тоже есть, учитывая профессию адресата. Тарковский бы помер со скуки. Редактор книги, готовивший «Письма к Андрею» в печать, должен был сказать об этом Гришковцу. Может, даже говорил. И кулаком по голове стучал. Но все бесполезно.

На всю книгу — ни одной не то чтобы оригинальной, но хотя бы не затертой сотнями повторений мысли. Ни одного парадокса, ни одного личного, страстного, противоречивого, сомневающегося слова. Гришковец приятно округл и самодоволен. И проза, которую пишет человек-пустяк, не стоила бы упоминания, сиди он по-прежнему в провинциальном городке, где его держат за титана мысли и отца русской демократии, и награждают дипломами почетного гражданина. Но ему недостаточно такой судьбы. Ему хочется поразить человечество (и земное, и небожителей) зарницами и сполохами своего писательского таланта. Хотя те полторы мыслишки, которые писатель Гришковец имел нам сообщить, он уже сообщил нам многократно, в разных форматах - письменно, устно, по телевизору и с киноэкрана.

Единственное достоинство книжки — она маленькая, всего 168 страниц. Большие поля, крупный шрифт, карманный формат. Картинок нет.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу