Владислав Толстов

Лавр

Евгений Водолазкин
Лавр

Другие книги автора

Евгений Водолазкин "Лавр"

Роман «Лавр» - это, как пишут продвинутые критики, роман постмодернистский. Как я понимаю постмодернизм — это такой вариант китайской кухни. В Китае, если кто был, отношения повара с едоком — отношения игры: я тебя накормил, угадай, что ты только что съел. Когда же сталкиваешься с очередной постмодернистской книгой, понимаешь, что ее автор — это твой китайский повар: не будем вести себя по правилам, угадай, что я написал. Или попытайся ответить, зачем ты эту книгу прочитал?

Евгений Водолазкин — большой ученый, специалист по древнерусской литературе. Поэтому и книга его регулярно хватает тебя за щеку и напоминает — не забывай, смерд, тебе тут пишет видный специалист по средневековой русской литературе! Хотя при желании можно сказать читателю, что с ним играют в другую игру — пародируют «Цветочный крест», известный роман, ставший скандальным букеровским лауреатом. А могут и вообще повернуть иначе: никакая это не игра, это такие мистические откровения о природе русской души, прошлом и будущем русского космоса, а сам Лавр является одним из воплощений (по-модному — аватар) этой мятущейся стихии. Типа, все серьезно. Как хочешь, так крути.

Я постараюсь как можно более кратко изложить, о чем книга. В общем, это история лекаря Арсения, который во второй части книги превращается в псковского юродивого Устина, в третьей — в монаха Амбросия, а в четвертой становится собственно Лавром, отшельником и травником. В романе какое-то непередаваемое количество действующих лиц, несколько сотен, действие происходит и в Пскове, и на острове Корфу, и еще в десятке мест. Лавр-Арсений в молодости совершил смертный грех, в котором он, собственно, неповинен (его молодая жена Устина по его вине умерла во время родов без причастия), и теперь постоянно с ней, мертвой, разговаривает, и все свои пастырские, монашеские и лекарские подвиги совершает во славу ее. Все это насыщено сложными языковыми играми — средневековые монахи говорят как современные чиновники, спокойно употребляя слова «масштаб» или «прогресс». Все это еще зарифмовано с грядущим концом света — оказывается, в 1492 году на Руси ждали апокалипсиса (а кончилось тем, что Колумб открыл Америку, хехе).

И, наконец, все это вызывает ассоциации с книгами Кортасара, Павича, Умберто Эко — такие же экскурсии и рассуждения, такое же стоическое презрение к сюжету и нервам читателя: читаешь, читаешь, думаешь — да ты о чем, болезный, чего сказать-то хотел? Вот и я говорю — китайское блюдо, постмодернизм. Кушайте, не подавитесь.

Я не могу сказать, что мне не понравилась книга Водолазкина. Хотя его первый роман «Соловьев и Ларионов», построенный на изящной исторической мистификации и не перегруженный постмодернистскими игрищами и забавами, мне нравится больше. «Лавр» никогда не попадет в школьную программу, его мало кто возьмется перечитывать, он канет в Лету сразу после завершения очередного премиального цикла. «Лавр» - это хороший пример того, как талантливый автор и неглупый человек, прекрасно разбирающийся в чем-то, в чем не смыслит большинство его читателей (вот в древнерусской литературе, например), вместо тяжелого писательского труда затевает игры в бисер, жмурки на свежем воздухе, какие-то кувыркания. Закрываешь книгу «Лавр» и как будто встаешь из-за стола в китайском ресторане: все вкусно, обильно, но вот чем именно тебя накормили — так и осталось непонятным. Закрываешь книгу «Лавр» и пытаешься собрать впечатления в кучу: ощущение какой-то мощной, веселой силы, которая тебя потрепала-потрепала, да бросила. Спроси меня — о чем книга «Лавр»? - не найду, что ответить. О лекаре, у которого жена умерла, а он потом убеждал всех, что конца света не будет. Фигня какая-то, скажете. Я и сам соглашусь — фигня, ага. Зато Захар Прилепин в восторге. И еще много кто. А я стою меж ними дурак дураком.

Обидно за хорошего писателя с такой замечательной фамилией Водолазкин.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу