Владислав Толстов

Волки и медведи

Фигль-Мигль
Волки и медведи

Другие книги автора

Фигль-Мигль "Волки и медведи"

Недавно я посмотрел сериал «Ходячие мертвецы». Ну, вы наверняка уже видели: на Земле случился Апокалипсис, 99% населения превратились в зомби, остальные пытаются спастись и наладить какую-то приемлемую жизнь. Интересные рассуждения читал по поводу популярности «Мертвецов» и почему он вышел именно сейчас: мол, это такое метафорическое изображение экономического кризиса. Кому не повезло (офисному планктону из частных компаний) — те «стали зомби», спаслись же, условно говоря, «бюджетники». Вообще же я давно заметил, как много сейчас снимается и пишется антиутопических и апокалиптических романов, фильмов, сериалов именно про то, как в будущем все будет плохо. Цайтгайст у нас такой, дух времени. Вот и Фигль-Мигль туда же.

Дело в «Волках и медведях», как и во всех романах ФМ, происходит в Питере. Правда, в новом романе он не назван «по имени», просто Город, но питерские топонимы упоминаются — Охта, Стрелка, Васильевский остров, Литейный, Автово... Город жестко поделен между чиновниками и приближенными к ним «гвардейцами» и бандитами (контрабандистами). Милиция окончательно стала вооруженной бандой, взимающей дань со всех, кто еще способен ее платить. Идет война всех против всех, и война эта не за влияние, а за элементарное выживание. Ибо в окрестных деревнях выжившее население и вовсе одичало — даже чтобы разговаривать с ними, нужно брать переводчика из интеллигентов. Ибо «там, за рекой, только волки и медведи» - говорят знающие люди. Один из таких премудрых городских интеллигентов по прозвищу Фиговидец (филолог) после закрытия университета промышляет случайными заработками. То с контрабандистами задружит, то пойдет в услужение к Канцлеру — загадочному властителю Города, который на самом деле ничем не управляет и ничего не контролирует. Канцлер (один из немногих персонажей романа) имеет нормальное имя — Николай Павлович Платонов — все остальные носят клички — Молодой, Дроля, Сахарок, Муха, тот же Фиговидец.

Как сказал другой Николай Павлович об известной пьесе, «всем досталось, а мне — больше всех». Но главную пружину сюжета составляют не отношения между героями (по правде говоря, не очень хорошо придуманными — в предыдущем романе Фигля-Мигля «Ты так любишь эти фильмы» персонажи поубедительнее выходили). Главное — это мелкие подробности жизни «ходячих мертвецов»: как они живут, что едят, где еду покупают, как развлекаются, какие радиопередачи слушают (в постапокалиптическом Городе осталось только радио, по которому крутят бесконечную Сагу — типа сериалов). Все это придумано замечательно, замысловато, искусно, вот только хочется уважаемому (или уважаемой) Фиглю-Мигле попенять на то, что за всеми этими красивыми мелочами то и дело теряешь нить сюжета. Фиговидец с контрабандистами чего-то замутил, потом следует пассаж (кстати, очень смешной), как в дикой деревне людей хоронят — и уже не помнишь, что они там задумали? Понятно, что автор, придумавший российский мир эпохи «ходячих мертвецов», парит над ним в облаках, озирая творение рук своих с необъятной высоты. Но простой-то читатель продирается сквозь все эти тернии умных, сатирических, злободневных, едких наблюдений, не зная, чем дело кончится! Видимо, и не обязательно знать: надо плюнуть на сюжет и предаваться радости самого процесса чтения. Как круто автор придумал, как там дорогие россияне превращаются то в волков, то в медведей. О многом нашлось сказать: и о выборах, и об интеллигенции, и о высшем образовании, и о политике, вот только Путин в этой страшной сказке не упоминается ни разу. И то сказать — описываются времена настолько футуристические, что там уже и Путину места не будет.

«Волки и медведи» - роман своеобразный, но читается с интересом. Я люблю Фигль-Мигля за то, что он умеет придумывать такую игру для читателя, чтобы тот больше ни о чем не думал. Буду ли я перечитывать «Волков и медведей»? Вряд ли. Скорее перечту «Немцев» Терехова (на ту же почти тему) или пересмотрю «Ходячих мертвецов».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу