Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2013

s

Светлана Друговейко-Должанская

Убийственный Париж

Михаил Трофименков
Убийственный Париж

Другие книги автора

Михаил Трофименков "Убийственный Париж"

Будучи филологом, я чрезвычайно озабочена поисками жанра — не для себя лично (тут диапазон неширок: от словарной статьи до штудий в области, например, поэтики Кирилла Туровского— его на Нацбест не номинируют никогда, он умер в XIIвеке, так что можно не волноваться), а внутри тех книжек, которые читаю — да не просто так читаю, а с благородной целью. В аннотации «Убийственный Париж» назван [документальным романом](квадратные скобки не мои, а лично издательства «Амфора»). В первых же строках предисловия автор сообщает, что «эта книга не притворяется путеводителем по Парижу», ибо она «действительно путеводитель, верный законам жанра; читателей ждет прогулка с остановками по всем двадцати округам французской столицы». А на задней странице обложки окончательно запутанного читателя предостерегают: «Прочитав эту книгу, вы никогда больше не сможете смотреть на Панаму (так называют Париж на уголовном жаргоне.—С.Д.-Д.) глазами туриста»… В общем, в определении жанра в товарищах (то есть у издателей с автором) согласья нет и не предвидится. Я бы сказала, что изрядный труд Трофименкова путеводителем именно что притворяется, причем безо всякого успеха. И размещение на форзаце книги карты города-мечты с нанесением на нея ровно тех объектов, имена которых известны каждому и без этого путеводителя— и рядом с которыми ничто из описанного в этой книге не происходит — одна из примет такого наивного притворства. Впрочем, эта претензия адресована не автору (его знание Парижа очевидно не ограничивается объектами туристических вожделений, как то: сувенирный силуэт Эйфелевой башни (в неизбежном комплекте с гроздью ее алюминиевых копий – 5 штук за 2 евро) или «Сними меня вот здесь, чтобы видно было Триумфальную арку») — но все-таки имеет отношение к книге в том ее виде, в котором кто-то номинировал ея на премию. Опять-таки: я бы сказала (другие и скажут по-другому), что «Убийственный Париж» больше всего напоминает эдакий компендиум сведений о криминальных (и не только) историях, происходивших в этом городе. Или даже пятидесятитомное «Дело № 136-бис», для чтения которого любому из участников прокурорской либо адвокатской команды необходимо держать в голове сотни имен, адресов и эпизодов. Ну вот, например (честно открыла книжку наугад): «Автором “Явы улицы Де-Бон-Занфан” на диске революционных песен, вышедшем в 1973 году, был назван Реймон Каллемен, казненный в 1913 году анархист из легендарной “банды Бонно”». Предлагаю любому читателю угадать, что из этой информации является необходимой и достаточной для первого абзаца главы «Улица Де-Бон-Занфан, 21. Адские кастрюли». Все угадали правильно: только название улицы… В результате, хотя я на память пока что не жалуюсь (вот на нерадивых студентов, капризного кота или «мало денег» — это каждый день и не по одному разу), но путаться в показаниях, то есть в именах и названиях («Равашоль мстил за жертв Клиши, Вайан – за Равашоля. Анри – за Вайана. За самого Анри отомстил и взошел на эшафот булочник Санте Джеронимо Казерио, бежавший…<…> 24 июня 1894 года в Лионе Казерио заколол президента Франции Сади Карно…») я начала примерно с 31 страницы. И потому в конце концов узнала только, что «то ли он украл, то ли у него украли, но где-то что-то случилось».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу