Светлана Друговейко-Должанская

Лестница Ламарка

Татьяна Алферова
Лестница Ламарка

Другие книги автора

Татьяна Алферова "Лестница Ламарка"

Книги можно классифицировать по самым разным критериям. Например, так: эту нужно прочитать, эту хочется прочитать, эту нужно иметь на полке, эту хочется иметь под рукой, а эту и вовсе необходимо выкинуть куда подальше. Или так: есть книги, в общем, явно хорошие, но какие-то совершенно чужие, ибо, последовав приглашению автора войти в сочиненный им мир, тыпотолкаешься в этом мире, как посторонний человек в чужой компании, где и его-то никто не интересует и сам-то он никому не интересен, — и, честно отбыв там установленное приличиями время, при первой же возможности выскользнешь за дверцу задней обложки; а есть книги, о которых ты с недоумением думаешь: «И как же случилось, что это написал не я!» Или так: есть книги, которые ты явно не мог бы написать, а есть книги, которые, как тебе кажется (конечно, это всегда только кажется, я не обольщаюсь), — в общем, мог бы. «Лестницу Ламарка» я бы отнесла именно к последним. Это такая не то чтобы женская, но вполне себе интеллигентская проза, миленькая и со вкусом (это я ничуть не ёрничаю: со вкусом у автора — на мой вкус — проблем нет никаких), про нас, грешных и безгрешных, обыкновенных и менее обыкновенных… Сюжеты, ситуации, лица… Как на любой выставке авторских фотографий: коль скоро название ей придумано заранее, то заданный им камертон и определяет твое восприятие снимков. То есть на одной и той же фотографии зритель обратит внимание на разное, ежели выставка будет называться, скажем, «Гонконг — город контрастов» — или, напротив того, «Изобретение велосипеда». Название у книги, кстати, самое что ни на есть разумное: имела ли в виду Татьяна Алферова изобразить «одновременное существование в природе организмов разной степени сложности, как бы образующих иерархическую лестницу существ» (это цитата из БСЭ) или, вслед за Мандельштамом, отметить, что «если все живое лишь помарка/ За короткий выморочный день, / На подвижной лестнице Ламарка» всякий петербургский интеллигент готов претендовать лишь на «последнюю ступень».С иерархией, впрочем, всегда возникают сложности, но если я не готова судить о том, почему бестселлером стали именно репродукции «Джоконды», то о том, почему им не станет картинка с выставки (хоть «Гонконг — город контрастов», хоть «Изобретение велосипеда») — кажется, могу.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу