Владислав Толстов

1986

Владимир Козлов
1986

Другие книги автора

Владимир Козлов "1986"

Краткое содержание: 29 марта 1986 года в лесополосе на окраине белорусского города находят труп девушки, ученицы местного ПТУ. Расследование поручают молодым следователям прокуратуры Юрию и Сергею, которые опрашивают свидетелей, ищут улики, вычисляют возможных подозреваемых, а одного из них (водителя местной автоколонны, чей грузовик свидетели видели в день убийства на окраине леса) просто сажают в кутузку и начинают прессовать — до тех пор, пока тот не признается. Правда, спустя несколько дней в той же лесополосе происходит еще одно убийство, и теперь Юрию (он там главный герой) предстоит непростой выбор: либо искать серийного убийцу, либо выпускать водителя, который, как это понятно с самого начала, ни при чем, либо (развязку, на которой держится вся интрига, раскрывать не буду, хотя я о ней догадался примерно в конце первой трети текста). А тут еще бабахнуло в Чернобыле, Юрий поссорился со своей девушкой, да и жизнь у него, следователя прокуратуры, незавидная — только разговоры о рок-музыке спасают. Советская жизнь, 1986 год.

Номинирующий роман Козлова человек написал, что «1986» «взламывает условности». Совершенно непонятно, на основании чего сделан подобный вывод. Козлов описал обстоятельства заурядного «милицейского детектива», умудрившись сделать это стертым, суконным, изобилующим какими-то замшелыми штампами языком. Это даже не «нулевое письмо», за которое нахваливают стиль Козлова, это просто дурно, ученически написано.

Хотя это может быть оригинальным авторским замыслом: писать о советской жизни таким вот ущербным заплетающимся стилем, как бы подчеркивая убожество реалий 1986 года. Увы, и здесь вынужден автора разочаровать: 1986 год в его изложении получился таким же блеклым и примитивным. В пространстве романа действуют какие-то вырезанные из газеты фигурки вместо персонажей. Местные гопники обязательно пьют пиво и вокруг них земля усыпана бутылочными осколками, старый рейсовый автобус непременно заляпан грязью, работяги дома сидят за столом в майках-алкоголичках, а на столе диспетчера автоколонны «пачка пожелтевших путевых листов». Ну да, и портрет Горбачева с замазанным пятном на лысине на стене. И «наше расследование взято на контроль в райкоме» - это такие, типа, «приметы времени». Хотя по совести — ну ничегошеньки характерного именно для 1986 г.в них нет. Подобные портреты висели в кабинетах не только в Белоруссии, а местные гопники ведут себя одинаково во все времена.

На фиг надо такую перестройку, сказал бы я, кабы не застал 1986 год. Но по прочтении романа Козлова понимаю, что сам автор не очень-то много и запомнил из тех благословенных времен. Что запомнил — перепутал или неправильно понял. Ведь в 86-м автору было всего-то 14 лет, вряд ли он в таком нежном возрасте мог задержать в памяти столько обстоятельств — о чем говорили, что слушали, как вели следствие (кстати: в советское время прокурорских, которые таким манером — спустя рукава и покуривая — ведут расследование изнасилования и убийства несовершеннолетней в маленьком городе, да еще почему-то никого не прислали из областной прокуратуры — да их бы выперли из прокуратуры в два счета).

Похоже, при написании романа Владимир Козлов вдохновлялся перестроечно-чернушными советскими фильмами. Во всяком случае, некоторые фрагменты буквально списаны оттуда. Сцена секса взята из «Меня зовут Арлекино», оттуда же и эпизод, где гопники поймали и остригли залетного хиппи (у Козлова, правда, это «металлист»). Папаша-работяга — явно персонаж из «Маленькой Веры», а фразочки гопников напоминают не то «Аварию-дочь мента» не то «Забавы молодых». И на всем этом лежит отблеск вторичности, фальщи, какого-то удивительного местечкового простодушия. Не бестселлер, и не будет им никогда.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу