Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2014

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Ольга Погодина-Кузмина

В бешеных плащах

Андрей Бычков
В бешеных плащах

Другие книги автора

Андрей Бычков "В бешеных плащах"

Ты лежишь в постели, твоя рука скользит по гладким (пушистым) бедрам, чего-то там щекочет и куда-то проникает (обхватывает), но мозг усиленно работает, продолжая сочинять детективный рассказ. Или наоборот – ты лежишь на диване и сочиняешь детективный рассказ, но рука твоя мысленно скользит, щекочет и проникает (обхватывает).

Или так: начало рассказа. «Я приподнял свой фаллос, слегка натягивая кожицу и внимательно вглядываясь в его античную, оттененную светом настольной лампы, прямизну».

«— Ты пришла, потому что хочешь моей жестокости? — спросил я, помогая ей снять пальто.

— Ты полюбил тогда свою печаль, а не меня, — ответила она, ставя зонт в угол.

— Зачем же ты разделила свой образ?

— Я хотела избавиться от себя».

«— А ты читал Бердяева? — спросил его вдруг почему-то я».

«Я помню, как ты уперся в стол и как мне было мучительно горько, и страшно и сладко (помнишь, это было в цоколе зоны Б). Потом это сделал с тобой и я, также безжалостно и жестоко, как и ты со мной, и как, наверное, со своим мальчиком Леонардо, покрасивший его в золотое и записавший в дневник, что человек дышит кожей. Но мальчик умер, а я по-прежнему жив».

«Отмастурбированное сознание клиента лежало перед профессором, покрытое слегка голубоватым налетом. Ветерок из окна морщил мелкую озонную рябь».

Это конец рассказа.

Примерно так начинается, продолжается и заканчивается каждый рассказ из сборника произведений Андрея Бычкова «одного из лучших современных русских писателей», как сказано в предисловии.

Конечно, уважаемый читатель не может не узнать знакомый почерк – о да, образцом для подражания современный русский писатель Бычков выбрал недавно еще живого американского классика Уильяма Берроуза, который за свою подозрительно долгую для героинового наркомана жизнь написал адскую стопку порнографических гомоэротических романов.

Проблематика и поэтика всех романов Берроуза строится вокруг одной главной темы. Той самой темы. Сюжет рудиментарен: некие абстрактные существа, преимущественно мужского пола, встречаются в неопределенном месте при невыясненных обстоятельствах для того, чтобы совокупиться каким-нибудь необычным способом на фоне антуража межгалактического комикса, а затем уничтожить друг друга. Персонажей такое множество, что нет смысла их запоминать, но чтение сопровождается приятным будоражащим эффектом. Берроуз дает сексуальной фантазии полную свободу, и его желеобразные зеленые мальчики с лиловыми членами, бескостные мумии и металлические монахини, разбрызгивающие вокруг себя кровь, мозги и сперму, напоминают гроздья жирных ангелочков, свисающих со стен в каком-нибудь итальянском палаццо эпохи барокко. Собственно, барочная избыточность, мясистость и витальность отличает полнокровную порнографию от ее с виду чопорной сестры – бульварной литературы.

Андрей Бычков гордо шествует за своими маститым предшественником Берроузом, дорожку для которого уже протоптали условный Петроний, Рабле, маркиз де Сад, Бодлер, Селин и Генри Миллер с Жаном Жене.

Правда, нужно признать, им-то «отмастурбировать сознание клиента» удавалось куда с большим успехом, чем автору «В бешеных плащах». Недостает Андрею Бычкову ни настоящего буйства, ни маниакального хладнокровия, ни убийственной иронии – да, в конце концов, просто фантазии. Ни тебе поругания добродетели, ни звездных войн, ни кровищи, ни мало-мальски изысканных извращений, – скажем прямо, пресновато.

И дело явно не в том, что Андрей Бычков, в отличие от своего американского кумира, явно предпочитает мальчикам женщин. Просто не чувствуется в тексте настоящей сумасшедшенки, увлеченности своим делом. Так и представляешь, как автор одной рукой печатает свои рассказы, а другой подстегивает вялого пегаса воображения, и оба процесса протекают ни шатко, ни валко.

Что понравилось? Искры здравомыслия, которые иногда проблескивают в тексте:

«Мне было уже тридцать четыре и пора уже было серьезно задумываться о жизни. Сколько можно колобродить, похабничать? Может, и вправду отказаться от чьих-то чужих слов и хоть как-то вписаться в истеблишмент? Охмурить какую-нибудь социальную телку, какого-нибудь финансового директора, главного редактора издательства или посла. Бывают же послы женского рода? Или, на худой конец, бабушку какого-нибудь нового русского или азербайджанского миллиардера, только не старше шестидесяти четырех».

Конечно, негоже мне, постороннему человеку, давать советы и судить о том, на каком из двух поприщ уважаемый Андрей Бычков может лучше проявить себя – на ниве литературы или в эротических схватках. Тем паче, есть автор, а есть авторский герой, и нужно видеть между ними разницу. Но так как к файлу с рассказами была приложена фотография, не могу не сообщить: как мужчина Андрей Бычков мне понравился больше, чем как писатель. Лицо у него открытое и доброе, на полке с книгами на заднем плане – Кафка, в руках – бутафорский меч. Хочется верить – другими талантами он не обделен. По крайней мере, талантом нравиться редакторам издательств и бабушкам азербайджанских миллиардеров.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу