Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2014

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Вероника Емелина

Живые люди

Яна Вагнер
Живые люди

Другие книги автора

Яна Вагнер "Живые люди"

Два года назад на премию Нацбест была номинирована книга Яны Вагнер "Вонгозеро". Роман «Живые люди» прямое продолжение «Вонгозера», можно сказать, вторая серия (том).

Краткое содержание первой серии: Мир рушится, пандемия накрыла всю страну, а может, и весь мир. Даже мороз не помеха ураганному распространению вируса, люди мрут со страшной скоростью, карантинные кордоны никого не спасают, вырубается связь, и телефон, и интернет, начинается мародерство, состояние "человек человеку - волк" уже норма. Кавалькадой из четырех машин одиннадцать человек (восемь взрослых и трое детей) добираются до охотничьего домика на маленьком острове в Карелии. Сказать, что путь был нелегким, не сказать ничего, но именно этой компании невероятно везло.

Вторая книга «Живые люди» уже о том, каково им приходится зимой на этом острове. Но, как и в первой книге, во второй красной нитью через все произведение проходит тема главной героини - «я страдала, страданула». Даже не нитью, а канатом, заполняющим половину книги. И психоз ее не связан с ужасом случившегося апокалипсиса, главная беда – вынужденное пребывание под одной крышей с чужими людьми. В идеале с ней должен быть муж Сергей и ее шестнадцатилетний сын (не от Сергея). А тут еще свекор (крепкий мужчина, который и сообразил, где и как можно спастись), первая жена Сергея с его родным пятилетним сыном, соседи по коттеджному подмосковному поселку с трехлетней дочкой и семейная пара друзей, которые и в «мирное» время Анне не нравились. И Анна их всех терпит, молчит, стиснув зубы, и терпит. Но читателю сквозь скрип стиснутых зубов очень подробно рассказывает о своем мученическом подвиге. Ее тоже терпят, но подробности чужого терпения не доводятся до нашего сведения. От этого ее страдания выглядят самыми страдательными. И еще не наступил голод. Но он наступит. Произойдет много разных событий с героями «Живых людей», не все они останутся живыми.

Не все рассказанное выглядит логичным. Как восемь взрослых людей могли целый месяц не задумываться о расходах провианта, зная, что надо дотянуть до весны, до первых уток, и довели себя и детей до голода? Как, глядя на голодных детей, целый месяц(!) не пойти на вымерший берег, где есть запасы круп и консервов, только из страха заразиться от прикосновения к чужому жилью? А потом общаться с новыми хозяевами тех же изб и брать у них жалкие, но съедобные гостинцы? Почему только один из двоих заразился в походе по вымершим деревням? Много вопросов, на которые не найдется ответов. Поэтому читателю проще соглашаться «путь так, пусть так», чем верить очередной придуманной ситуации. Но соглашательская позиция не перерастает в сопереживание.

Роман «Живые люди» написан нормальным литературным языком. И, перепрыгивая через душевные муки героини, все же хочется узнать, что еще писатель придумает, из какой «безвыходной» ситуации выберутся (или не выберутся) оставшиеся в живых? Вот ближе к концу романа и героиня притихла со своей психологической несовместимостью с людьми (людей, правда, немного осталось). Может, надо было раньше сделать ее по-настоящему пострадавшей? Хотя, автору видней.

Предвижу третий том. Стану ли его читать? Скорее нет, чем да.

P.S. Совсем забыла сказать – собака выжила! За нее я переживала.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу