Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2014

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Амирам Григоров

Живые люди

Яна Вагнер
Живые люди

Другие книги автора

Яна Вагнер "Живые люди"

Как слышу фамилию «Вагнер», скажу я вам, так сразу в ушах звучит: та-та-та! бом! та-та-та! бом!

Амирам, как тебе не стыдно? Это же Бетховен!

Ну, неважно. Точнее, не сейчас. О музыке потом. Сейчас о прозе. Я всегда стараюсь с чужой прозой подружиться. Вот, представьте, что проза – это лошадка. Если она – крестьянская савраска, что уныло, но непреклонно тащит плуг, то это одна проза, если годится для гонкура, то есть, нет, конкура, то другая, это которая прилизанная, такая вся лоснящаяся и игривая. Есть проза – владимирский тяжеловоз, практически слон без хобота, и есть, конечно, кавалерийская лошадка, нервная, злая, которая глазом косит и фыркает, и готова в атаку хоть сейчас.

Вспоминаю тут выражение В. Л. Топорова: «И к чему тут этот высер?»

Ну, потерпите, дорогой мой. В общем, я сейчас к тому, что вижу у цыгана отличную дворянскую лошадь. Цыган, шельмец, явно увёл! Но откуда? У кого? Спрашиваю, откуда, мол, взял, ирод? А цыган отвечает, что у иностранца, Стивена Кинга! И что не уводил, а выпросил!

Амирам, это не важно, выпросил, увёл или подарили, важен результат, то есть, продукт.

«Живые люди» Яны Вагнер – если уж и рассматривать, как лошадь, этот текст, то хорошая это лошадь, чужая, но добротная, это правда. Смотри: «бесцеремонно завизжал снегоход, и звонкий этот звук взрезал вязкую рассветную» - это тебе чем не свист ветра в замороженной чаще? Или: «понятное и простое приятие друг друга» - прямо хруст солёного огуречика! Это же поэзия, серьёзно, я в поэзии понимаю, немножко, но понимаю, и скрытая музыка аллитераций не даст соврать, тут – поэзия!

Ну, не знаю, для беллетристики важно не чтоб музыка аллитераций, а чтоб держал тебя текст за яблочко, и не отпускал. Держит?

Спервоначалу держит. Однако ж долго не может держать читателя в напряжении известная голливудская канва. Хотя бы потому, что все его знают, кто в кино видывал, а кто и читывал, следовательно, это уже было всё. Если этот сюжет механически перенести на нашу почву – великого чуда не получится. И тут перенос не механический. Перенос тут максимально с окультуриванием, на русскую почву так на русскую почву, с психологизмом, с нашими, до боли знакомыми проблемами, и с мужиками отечественными родными нелепыми, и с нашими бабами, которые коня на скаку, и в скученном быте несчастных, спасшихся на острове, проглядывает жилищная проблема российского городского обитателя, и вообще – тут куча самого разного родимого и узнаваемого. И ещё одна мулька, немаловажная. Описание тут ведётся от лица женщины. Это, можно сказать, редкая особенность.

Ага, Амирам, верно глаголишь. Мы привыкли, что это всегда от лица мужика. А тут баба рассказчица. А бабы они того, они могут. В ткань повествования сурового, предположим, авантюрного романа, как вставят своё, наболевшее! «У тебя чудесная здоровая матка, способная к деторождению. Твои тазовые кости идеально расположены и не вызовут лишних проблем при родах. Твоя система воспроизводства работает как часы. Ты можешь забеременеть от кого угодно, кроме собственного мужа, – говорит она, – потому что твоё тело, безупречная машина по производству младенцев, по какой-то причине безжалостно атакует именно его семя – только его семя, больше ничьё». Та-та-та! бом! та-та-та! бом! Зачем они тут решили потереть за семя? А вот спроси. Так и представляю страшное мочилово – Мисс Американа и Баунти Гёрл рубятся с Хищником и Чужим, супергероини отбежали, укрылись под пальмой, и Баунти Гёрл говорит:

- Знаешь, Американа, эти прокладки просто бесят меня!

- И меня! Они натирают! С прокладками биться с монстрами просто невозможно.

- Но ничего нет лучше Тампакса!

- Воистину! Тампакс это круто!

- Слушай, подруга, а почему мы об этом сейчас говорим?

- Как почему? Мы же девушки. Неужели ты забыла, Баунти?

- Точно! Ах, Американа, если бы ты знала, как я хочу родить бейби от хорошего парня!

- Как я тебя понимаю!

- Понимаешь, меня?

- Конечно, мы же девушки!

В этот момент Хищник и Чужой, к которым присоединился Кинг-Конг и парочка лангольеров, сунулись, было, под пальму, но девушки отбросили из очередями из бластеров.

- А знаешь, подруга, как это у меня было впервые?

- Нет, Баунти, не знаю, ДО СИХ ПОР, КАК НИ СТРАННО, ведь мы же девушки!

- Он был простой постсоветский вампир. Я поселилась в его обширном жутком заброшенном замке, там были летучие мыши и чёрные коты. Он приходил нечасто – только полнолуниям, мрачный, осунувшийся, с мешками под глазами. Но ты знаешь, он умел устроить мне праздник! Как-то приходит и говорит: а полетели, любимая, на Лысую гору! И полетели!

- Ах, какая ты счастливая, подруга!

- Но однажды мне позвонили, и сказали, что доктор Ван Хельсинг приглашает меня на кладбище, и во мне сразу зародились нехорошие подозрения. Я поняла, что это неспроста! Ну, ты понимаешь всё, подруга!

Чужой всунул свою морду тираннозавра под пальму и противно зарычал, но тут же получил световым мечом по уродливой морде, и убрался.

- А я тебе скажу, подруга, если бы ты знала, что такое детство на планете Криптон! Врагу не пожелаешь!

Прекратите, слышите! Немедленно прекратите! Вы мужской шовинист! Женщины тоже имеют право на свой, персональный хоррор-стайл! Они должны ужасаться чёрным пальцам с обломанными ногтями! Они должны содрогаться от грязной неизящной одежды, отсутствия парикмахерских, невозможности кушать любимую еду! И вообще! Вы когда-нибудь их спрашивали, интересно ли им читать – «Остров сокровищ» от имени мальчика, «Одиссею капитана Блада» от имени мальчика, не говоря уж за «Побег из Шоушенка» и «Следопыта». Ни разу ничего о месячных! О зачатии и деторождении! Ничего о мальчиках! В самом деле, не будут же мальчики писать о мальчиках!

Ну, вы даёте! Ещё как пишут! Целая литература есть! К счастью, в нашей стране пока ещё не мейнстрим!

Хватит. Давайте резюмировать. Роман хороший, интересный и читаемый!

Читаемый. Ну, конечно, не так читаемый, как. Ну, вы меня понимаете, что.

Проще. Роман не великое творенье, а вполне удавшийся текст. Годный. Рекомендую к прочтению.

Ага, в электричке, в поезде, в санатории, в…

Помолчите, и вслушайтесь: «гигантский тёмно-зелёный ломоть безлюдной тайги, похожий на мягкое махровое покрывало с неровными прорехами серых озёр, с желтеющими пятнами зарастающих вырубок, с извилистыми шёлковыми строчками рек»

Не великое творение. Но симпатичное. Теперь, как услышу где «Яна Вагнер», то сразу, не раздумывая (Хором): та-та-та! бом! та-та-та! бом!

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу