Анастасия Козакевич

Завод

Ксения Букша
Завод "Свобода"

Другие книги автора

Ксения Букша "Завод "Свобода""

В предисловии к роману «Завод “Свобода”» Дмитрий Быков пишет, что Ксения Букша «…написала производственный роман — опять, конечно, сюрреалистический, но на огромном фактическом материале, который изучала с добросовестностью молодого специалиста». Не буду спорить с последним утверждением, но сама картонно-шаблонная формулировка после «но» пугает и побуждает к действию – закрыть книгу и никогда к ней больше не возвращаться, что было бы преждевременно. Как преждевременно вешать ярлык «производственный» на роман, в названии которого есть слово «завод».

Я не могу дать точное определение, что же такое «производственный роман», как, впрочем, и найти его в более или менее авторитетных источниках, но могу с уверенностью утверждать, что «Завод “Свобода”» написан не о том же, о чем «Соть» Л. Леонова и не так же, как «Время, вперед!» В. Катаева. И дело тут не в молодости автора, который имеет смутные представления о реалиях советской эпохи, рисующейся в глазах некоторых современников чуть ли не потерянным раем. И потребности встать за «писательский станок, обобществленный для нужд социалистического переустройства общества», посредством индустриализации художественного мира, сегодня что-то не наблюдается.

Книга Ксении Букши далека от русского производственного романа и в эстетическом плане: неужели в реалистическом (еще бы знать — что это такое…) романе возможны такие строки как «Летний вечер от пригорка малахитом стелет тень. Земляникой сладко-горькой на губах растаял день» или «Говжея изводстху кюк ментальноинструе»?! Язык романа может передать то, что «не может передать фильм», в котором ярко алые флаги, гвоздики и губы толстушки диспетчера завода Раисы становятся черными. Он раскрашивает одно из полузаброшенных помещений завода в такие цвета, что в нем хочется остаться жить после смерти. Возможна ли такая языковая эквилибристика на границе стиха и прозы у А. Малышкина, например?

И где же решение производственной задачи как сюжетная основа? Да, герои романа работают, рационализируют, изобретают, сдают или не сдают в срок, но все эти действия не приобретают статуса событий в романе. Как не становятся событиями факты биографий персонажей, которых огромное количество (8 000 сотрудников завода в момент его рассвета). Шаткий статус героев подтверждается неясностью их обозначений: у них то есть имя, а то, в обстановке строгой секретности производства, мы знаем только букву.

Да и, в конце концов, разве может в производственном романе ничего не производиться? А ведь именно к прекращению работы приходит завод, превращаясь, в определенный в момент, в обычного арендодателя. Пережив катастрофу, завод восстает из пепла, этакий киберпанк, странный, несуразный, но все еще живой, вынужденный существовать усилиями уцелевших в эту новую постиндустриальную эпоху, где возможны уже новые постиндустриальные — постпроизводственные романы.

«Завод “Свобода”» — это, безусловно, большая книга (нет, не пугайтесь, не по количеству страниц мелким кеглем), которая вряд ли когда-нибудь застынет, навечно забытая на дальней книжной полке, как шлакоблок в цементном растворе.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу