Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2014

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Артем Рондарев

Завод

Ксения Букша
Завод "Свобода"

Другие книги автора

Ксения Букша "Завод "Свобода""

Ксения Букша написала хорошую книжку. Ксения Букша вообще хорошо пишет – у нее очень внятный, короткий и точный язык, с массой деталей, способных суммировать и исчерпать происходящее в двух-трех предложениях, а то и быстрее: особенно ей удаются детали, проскакивающие в разговорах, то есть некие приметы мимолетной жизни, которые всплывают на поверхность мира и исчезают с нее в темпе диалога или мысли. В этой связи «Завод «Свобода» - вещь совершенно в ее стихии: это, натурально, - история завода, от момента создания до наших дней, хаотичная, часто алогичная, непоследовательная и противоречивая – потому что излагают ее сами работники завода, чья речь периодически перемежается авторскими комментариями и пейзажами, которые, впрочем, вписаны настолько в тон и настолько аккуратно, что автор тут оказывается как бы еще одним участником разговора, таким же полноправным, как и прочие, в силу очень уместно наложенных на себя ограничений – он точно так же не всеведущ, не всемогущ и, кажется, даже переживает свои ограничения точно так же остро. Разве что Букша немногим более проницательна, нежели непосредственно герои, но совсем немного, в самую меру.

Читать это все исключительно приятно, потому что у Букши для всего мира есть свои слова, которые только кажутся похожими на слова обычной речи: тут тот самый случай, когда дело не в собственно словах, а в их отборе и местоположении, то есть, это магия, сравнимая с какими-то лучшими на свете фокусами, которые обычно выглядят беспредельно простыми – но решить их под силу немногим (слово «фокусы» я употребляю вовсе не в смысле фокусничанья, а лишь в качестве примера, так сказать, бытовой необъяснимости явлений: тут, скорее, стоит помнить, что по-английски фокусник это magician). Словом, это очень, как бы сказать, «по-русски» написанная книга, и хорошо написанная притом.

Истории здешние рассказывают самые разные люди – мужчины, женщины, дети – так, что пол и возраст рассказчика можно узнать не сразу, иногда – по контексту, иногда – по грамматическому роду. В каком-то смысле это вполне фолкнеровская манера повествования: разумеется, подобным приемом кто только ни пользовался, но именно у Фолкнера в выборе между «этнографической» точностью речевых характеристик и метафизическим смыслом речи и самого факта говорения (а совместить тои другое, по-видимому, нереально) отдается очевидное предпочтение второму.

Самое главное - у Букши очевидный талант присутствия во всех тех местах, в которых присутствовать физически человеку не хватит всей жизни (что, кстати, видно было и по прежним ее вещам); ее талант - это своего рода наглядное опровержение того набившего оскомину рассуждения, что писатель должен-де все сам увидеть, понюхать и вынести на себе, прежде чем писать, – лучшие, наиболее точные вещи пишутся теми, кто предмет описания, может быть, видел и мало, зато хорошо представляет себе его; у тех же, кто обладает опытом реальной жизни, дело очень часто заканчивается очередной этнографической или антропологической заметкой. Сотворение чего-либо – лучший способ познания этого: вот Букша создала мир и теперь безупречно ориентируется в нем, в отличие от тех, кто скребет реальность пальцем.

Сама Букша, впрочем, утверждает, что в книге она почти ничего не придумала, а составила ее из тех интервью, что она когда-то брала у заводчан, делая «брендбук» (не знаю, что это такое). Тут со стороны рецензента всегда существует опасность самому, собственно, сперва «придумать», а потом «понять» автора: может быть, она и права, и если попросить ее показать интервью, из которых собрана книга, то окажется, что все те точные детали, которые мне так понравились, там уже есть. Что ж, в любом случае, за Букшей останется работа талантливого компилятора, что тоже в таких делах очень немало. Мне в это не очень верится: доводилось мне тоже брать и читать интервью, в сыром виде они некуда не годятся, даже если человек на них говорит как Цицерон. Так что будем считать все-таки, что Букша эту книгу не скомпилировала, а написала.

Тем паче что «написать книгу», в общем, и значит - собрать внешний материал и замкнуть его в единое непротиворечивое целое: то есть, в этом смысле – сделать исходный материал сугубо не похожим на повседневную жизнь. С этой точки зрения роман Буши – безусловно, литература, и притом, повторюсь, - хорошая.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу