Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2014

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Ксения Рождественская

Рыбы молчат по-испански

Надежда Беленькая
Рыбы молчат по-испански

Другие книги автора

Надежда Беленькая "Рыбы молчат по-испански"

«Рыбы молчат по-испански» - отличная идея для телесериала с плохими, но старательными актерами, актуальной темой и совершенно неубедительными, но наверняка взятыми из жизни сюжетами в каждом эпизоде. Героиня, филолог Нина, вторичная до занудности, пишет диссертацию о Дали, считает, что «Лорка» рифмуется с «хлоркой» и «хлебной коркой» (хороший же она испанист, если рифмует Лорку только по-русски), поддерживает отношения с фотографом Максом и слегка грустит, потому что деньги ее не любят. Но вот ей подворачивается работа переводчика – она должна сопровождать неких испанцев, которые хотят усыновить ребенка из России. Один раз съездив в детдом в город Рогожин, - привет, Достоевский; не дай бог имеется в виду город Мышкин, оттуда рукой подать до слезинки ребенка, - Нина заболевает этой работой и уже не может соскочить.

Почему ее это так увлекает? Деньги не любят филолога, но филолог любит деньги. «Оказывается, я всю жизнь только и думаю о деньгах. Господи, неужели я на них зациклена?»

«Рыбы молчат по-испански» - это женский роман о том, как девушка влюбилась, только без мужика. Написан как любовный роман, развивается как любовный роман, забывается как любовный роман. Но вместо мужика – деньги, вместо частых встреч – поездки в город Рогожин. Вместо бурного секса – шопинг, вместо совместного быта - возня с испанцами, которые хотят усыновить больных российских детей, вместо страданий - страшные истории о детях с заячьей губой, с расстройствами психики, с другими плохо излечимыми в России заболеваниями. Вместо измен – смена начальства: работала на одного жулика, потом перешла к жуликоватой начальнице-подруге, потом героиню перехватила третья. Угрюмый женский мир, два-три мужика маячат где-то на периферии, но дамы их обманывают, не считаются с ними, в лучшем случае боятся. Иногда мужчины служат уроком: вот он не пожалел кошку, это, стало быть, знак, что потом все будет плохо.

Все плохо с самого начала.

Вроде бы автор понимает, что пишет прежде всего о том, как нежный филолог забывает «опрятность» и меняет Дали на черную икру с картофельными чипсами. Но слезинку ребенка тоже надо как-то закапать в сюжет. Дети-«неликвиды» и автору, и читателю ужасно мешают. Когда хочется сказать красиво, Беленькая пишет о поездках на машине («Вот пробежала сосна. Стайка юных берез чуть не выскочила на дорогу – посмотреть, кто тут едет с московскими номерами?»), когда же пора поговорить про детей, автор заставляет кого-нибудь из персонажей зачитывать википедию («Заячья губа, - важно говорит Степаныч, - это расщелина губы и неба, врожденный, так сказать, дефект»). А когда нужно показать, что герои тоже люди, им приходится заваривать чай, медлить, сидеть за столами и заниматься другими вещами, совершенно не нужными для развития сюжета или характеров.

Картонность персонажей отчасти оправдана предуведомлением: «Эти события происходили на самом деле». О персонажах в предуведомлении ничего не сказано, так что их, очевидно, на самом деле не было. В романе действует набор условных кукол, причем Беленькая безошибочно выбирает заводскую штамповку, ни одного живого человека. Героиня – серая мышка, деловая партнерша героини – бойкая бизнес-девка, бойфренд героини – талантливый фотограф, мать героини занимается наукой. Особенно раздражает царственная дама-преподаватель, знавшая Че Гевару и руководящая из Дома на набережной подпольным бизнесом по продаже детей. Если бы она была одноногой чернокожей лесбиянкой, она и то была бы больше похожа на живого человека.

Чувство неудовлетворенности не оставляет читателя, видимо, еще и потому, что «Рыбы» не просто скучны, они еще и не знают, кем станут, когда вырастут. То ли детективом (эта линия выстроена по всем законам отечественного сериала, грубо и бессмысленно), то ли исследованием морали, то ли журналистским репортажем о бедных детях Рогожина. Если бы Беленькая забыла о детях и честно говорила только о деньгах, что-нибудь могло бы и получиться. Капельку только пальчики обожжешь, - да ведь сто тысяч, подумай! Долго ли выхватить! А я на душу твою полюбуюсь, - так вот, нет там души.

«Фу, - заявляет в какой-то момент друг героини, - не могу я читать современную литературу... Все поверхностно, упрощено». Героиня, подперев ладонью щеку, завороженно смотрит на губы возлюбленного. А надо было слушать, он дело говорил.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу