Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2014

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Амирам Григоров

Каллиопа, дерево, Кориск

Роман Шмараков
Каллиопа, дерево, Кориск

Другие книги автора

Роман Шмараков "Каллиопа, дерево, Кориск"

Кадмий, креветка, Тертуллиан.

Я ненавижу читателей. Они смерды все зловонные, практически поголовно образованщина, безумное стадо двуногих антилоп, даже хуже того – бактериальная культура! Я только и думаю, как бы уязвить этот плебс, как показать им их место. Как дать им сполна ощутить, сколь они ничтожны!

Читатели! Ишь! Да вы все нелепые букашки, плебеи!

Нет, не остановлюсь! Оставьте меня одного!

Альберт Кадид Фердинанд, князь Виндишгрец говаривал (ах, вспоминаю этого славного прямодушного рубаку, и невольно улыбаюсь) – «человек начинается с барона». Так вот, читатель начинается с доцента! А те, кто не дотянул – прошу в поле, посевная в разгаре, а они прохлаждаться изволят, с книжкой, видишь ли, возлегли. Все в поле! Вон! И ватники свои заберите! Я отучу вас ваньку валять! Вы у меня позабудете, что такое удовольствие от чтения! Donnerwetter!

Нет, вы думайте какие все кругом простецы! А дамы? Дамы в особенности! Хорошей прислуги не сыскать! Велел одной поставить в моём кабинете бюсты стоиков, а она вся заливается краской, глаза отводит, переспрашивает! Думаете, она мне бюсты киников принесла? Или пифагорейцев? Гомера с Вителлием? Лаокоона со змеями? Кайзера Франца Фердинанда с супругой? Нет, я сие бы ещё почитал за счастие! Она порножурналы мне принесла! И разложила! А я, обдумывая самую глубокую мысль, какая только может быть порождена чтением романа «Ватек» и просмотром фильма «Кабинет доктора Калигари» с трубкой лучшего опиума из Киао-Чао, вхожу в свой кабинет, и неожиданно для себя созерцаю эти мерзостные сети Вельзевула, обоняю этот чад животной непристойности! Я буквально зарыдал! Наутро я указал несчастной на порог!

Перестаньте, я спокоен! Спокоен, говорю!

Ненавижу трапезундский табак! По мне, он не годится, даже как средство от моли! Я предпочитаю кашмирский! Сейчас выкурю трубку, возьму перо, и берегись же, подлое читательское сословие!

Итак.

«Никоим образом не игнорируя сам факт того, что все науки сводимы к богословию, как это отмечал ещё святой Бонавентура в своём замечательном «De reductione artium ad theologiam», тем не менее, имею насущную необходимость поговорить об элементе, который украшает собою побочную подгруппу второй группы пятого периода той периодической системы, что обязана своим существованием химику из заснеженной России, Менделееву , но, оставив без внимания духовные аспекты, милый Бонифациус, всецело буду выпячивать сугубо материальные свойства сего простого вещества. Кадмиум, сиречь кадмий – сходный элемент с серебром по внешнему облику своему, полученный впервые…» Полученный… Смотрим химическую энциклопедию… Нет, простецы, легко вы не отделаетесь… геттингенским профессором Штромейером… особливо блеском своим напоминающий…

Да. Нет. Извольте не прерывать меня по пустякам! Я музицирую!

Они и святого достанут! Нет спасения! Это читатели! Больше некому! Проклятое племя! Но я отомщу, жалкие людишки, право же, мало вам не покажется!

«Питая глубочайшую привязанность к натурофилософским трудам Этьена Жоффруа де Сент-Илера, являющих собою россыпь великолепных перлов человеческого разума, я неизменно проникался важностью и филогенетической мощью некоторых представителей океанической фауны, особливо же креветок. Креветка – это magnum opus Dei, нечто волнующее и восхитительное, и никакое перо не выразит и доли всего сиятельного могущества этих тварей! Всякая креветка суть Вселенная, и думаешь, ничтоже сумняшеся, а prima facie - это ничтожная тварь, немногим превосходящая банального таракана, но – как же это неверно! Креветка – kolossal, она, я готов признать, принадлежит к grandes, я даже готов признать, что она חסילונים!

В бесконечных своих странствиях в толще беспросветных вод, сравнимых с теми мрачными водами, что носили ковчег Ноев во все дни злополучного Потопа, креветка, рассекая влагу своими...» Своими… Как называются эти самые у креветок? Не педипальпы ли? Берём биологическую энциклопедию, смотрим… Педипальпы у арахнид… А у креветок… Так… Относятся к десятиногим ракам! Характерен протандрический гермафродитизм… Годные слова, чтобы травить читателей, кстати…Тельсонами! Рассекая своими тельсонами!

Да что там такое! Оставите ли вы меня в покое, в самом деле! Вы моей смерти желаете? Презренные холопы! К плугам! Слышите? К плугам!!

Тертуллиан! Я вам покажу! Тертуллиан!

«Если помнишь, милейший Бонифациус, Тертуллиан, в бытность свою школяром, завтракал так – брал три тетрадрахмы отборнейшей табачной креветки, солил её кадмием, отбивал на Везувии Ноевым Кочегом до мягкости, поливал пинтой отличного кандагарского эля, затем выходил на агору, прямо у Великой Китайской стены, ловил первого попавшего читателя и душил его, душил, душил…»

- Сочинитель-то совсем озверел! До крови дерётся! Прячетесь!

- Да чего вы, братцы! Человек же живой! Нехорошо!

- За дохтуром послали?

- Послали, едут.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу