Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2014

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Вероника Емелина

Отцы

Валерий Панюшкин
Отцы

Другие книги автора

Валерий Панюшкин "Отцы"

В авторской серии «Русский сноб. Проза Валерия Панюшкина» вышла книга, автор которой, естественно - Валерий Панюшкин. Все знают Панюшкина-журналиста, который собирает своими статьями деньги на больных детей. Многим знаком и писатель-Панюшкин, автор сочинений о Рублевке, Газпроме и «узнике тишины» Михаиле Ходорковском (это три разные книги). На вышедший в 2013 году «социальный» роман Панюшкина «Все мои уже там» дружественный писателю сайт Colta.ru отозвался нежной, но двусмысленной рецензией, заканчивающейся прелестным «Валера, мы все равно тебя любим, но, что называется, не за это». И вот новый роман золотого пера России под названием «Отцы». Собственно, это даже и не роман, а, как сообщается в аннотации, «проникновенная и очень добрая книга – письмо взрослой дочери от любящего отца». Аннотация не врет – перед нами действительно многостраничное объяснение в любви, «рассыпающаяся мозаика» отеческих воспоминаний.

(Несколько удивительна при этом фраза номинатора книги Юлии Качалкиной – «Роман написан в необычной для современной русской прозы форме обращения на «ты»». А папа с дочкой обычно на «Вы» говорит?)

Дочка выросла (ей четырнадцать), отец постарел (вернее, у него «закончилась юность»). Понятно, что в подростковом возрасте родители детям уже не очень интересны, и родителям от этого грустно, и еще им очень хочется, чтобы дети их были «счастливы и благополучны». А еще родителям остаются воспоминания. Ну, те самые, про новый год и елку, про коньки и велосипед, про добровольное мучение собак и кошек, а также про мотыльков, бесстрашно садящихся на детские ладошки. (Ладошки, тулупчики, малышки, ресторанчики, стебелечки, ложечки – уменьшительно-ласкательных в тексте предостаточно). И, конечно, про то как он (ребенок) вдруг заболел, и все волновались-волновались, а потом он (ребенок) выздоровел, и все радовались-радовались. И непременно про то, какие чудесные и милые вещи говорят дети - «Дедушка говорит, что Ленин прогнал короля. А бабушка говорит, что он сидит в новой норке и никогда оттуда не выйдет». Получается умилительно и мучительно скучно.

Правды ради замечу, что вины Панюшкина-отца здесь, конечно, нет – читать документальные воспоминания о детстве чужого ребенка, как правило, так же «интересно», как слушать разговоры о чужих болячках. К тому же, автор время от времени разбавляет монотонность отеческой речи едкими наблюдениями Панюшкина-интеллигента, вроде такого: «… день рождения устраивался в ресторанчике «Улица ОГИ», где нарочно, по-моему, ради привлечения интеллигентной публики, заведена была невкусная еда, нерасторопные официанты и неуютный интерьер, а ты еще не знала, что являешься девочкой из интеллигентной семьи, и поэтому тебе не нравился этот ресторанчик». Или меткими цитатами Панюшкина-эрудита: «И тут я вспомнил: «Она стояла, опустив свои тоненькие руки, и... сдерживая дыхание, блестящими испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и величайшее горе. У ней была одна мысль: неужели так никто не подойдет ко мне? …». Встречаются в тексте интересные жизненные наблюдения Панюшкина-психолога: «Особенно часто у детей бывают нервные тики, если родители успешны, много работают…».

В общем, повторю еще раз, скучно. Проблема не в детской теме. «Колыбель качается над бездной» и русская литература знает немало сочинений о «детском и нежном». Но дело в том, что для написания, скажем, «Воспоминания Багрова-внука» требуется несколько больше, чем просто хорошая память. Впрочем, сейчас ведь все пишут, и пишут, как правило, «много и хорошо», так что автор «Отцов» не исключение.

К единственному недостатку (помимо уже упомянутого – не просто скучно, но мучительно скучно) можно отнести отсутствие у этой книги каких-либо художественных достоинств. Панюшкин-отец запомнил и записал свои воспоминания с чувством, с толком, с расстановкой. Панюшкин-писатель, если такой действительно существует, к этой книге руки не приложил. Но не велика беда – в конце концов, «Отцы» – это «добрая книга», у которой найдется свой читатель, хотя бы среди матерей и тех, кто интересуется детской психологией. Найдется свой читатель и среди поклонников золотого пера Панюшкина-журналиста. Я, правда, не знаю, будут ли среди этих читателей отцы. Но чем черт не шутит.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу