Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2014

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Амирам Григоров

Лето бабочек

Василий Голованов
Лето бабочек

Другие книги автора

Василий Голованов "Лето бабочек"

И вот сидишь и думаешь. Ну, есть же люди немилосердные на свете! Ну, есть же бессмысленные и беспощадные на свете рассказчики!

Знаете, что мне кажется? Где много этих бессмысленных и беспощадных? В домах, воздвигнутых в советское время для членов творческих союзов! На Аэропорте их много, наверное! И, особенно, на дачных участках этих самых творческих союзов! В Переделкино, видимо, их пруд пруди! Идёшь ты, идёшь, никого не обижаешь, а он, рассказчик этот, как выскочит из-за угла, как накинется! Прижмёт к дереву, уцепится своими крепкими пальцами за пуговицу, и давай повествовать!

О себе, в основном, и о своих друзьях детства со звонкими фамилиями, «известными всей стране»! И все у него будут они - яши, пети, маши и серёжи. «Ну, шли мы раз с петей миклухо-маклаем году так в энном, по родной, по тверской, глядим, а навстречу идёт наташка грум-гржимайло».

Вы только, ради всего святого, не подумайте, что мы из красной знати! Что дедушку из Царёвококшайска направили в Москву по партийной линии, и тут он встретил, покупая мороженое на ВДНХ, бабушку, которую направили из Верхнеудинска по комсомольской! Нет! Мы ещё при батюшке государе! Первой гильдии! Старообрядцы! Не шваль! Исконная и посконная Москва! Трактиры! (Сейчас будут сервизы, мучительно думаешь ты). Звери большевики! Уплотнили до двух комнат! (Готовишься, что сейчас пойдёт телега про тайное крещение в тазу на коммунальной кухне под «всё выше стремим мы полёт наших птиц», году так в 38-м).

Канэшна, у настаящи рюски патомствэнный интелигэнт должен быть грузинский рог. Для питья. Обязательно справка, что его нельзя поставить, пока всё не выпито, а там вмещается – литр, два литра. Три литра, ведро. «Да что вы говорите?» Эта рэликвиа, падарак, панимаишь! С надписью древними кахетинскими рунами «Бойцу невидимого фронта от товарищей Берия, Цанава и Гоглидзе в честь третьей годовщины разоблачения троцкистско-зиновьевского заговора».

Конечно, настоящий русский интеллигент нам скажет, что «ван гог и поль гоген перевернули мир своей живописью»! Два раза вам «да что вы говорите»!

Угадайте, что настоящий внутримкадный, (как подвид – внутрисадовый) интеллигент, папа которого «рОтом воду носил», как говорят на юге, советскому режиму, должен сделать обязательно? «да вы что, мой папа носил такие кукиши в двух карманах, что вы бы увидели – испугались!» Верно, должен интеллигент обязательно, прогуливаясь, попинать тушу околевшего советского льва, хотя, казалось бы, в этом нет особой необходимости. Как попинать? Конечно, описав языком совка, провинциала, «ватника» пресловутого прелести социализма, которые, обязательно, перетекают во что-то вроде аутодафе.

А ведь разве не прелестны эти милые саги? Где самым страшным событием числится мордобой в электричке, перемешавшийся в памяти с парой ранее слышанных или прочитанных историй? Подкорректированный внутренним цензором, так, чтобы было совсем смешно, (с наложением неизбежного жванецкого стиля) рассказанный триста раз на днях рождения, да и просто на посиделках «а расскажи-ка историю про электричку, это вы счас умрёте, бугага», отшлифованный, так, что вышла невыразимо пошлая юмореска, способная, впрочем, поразвлечь между цыплёнком табака и салатом оливье компанию милых интеллигентных людей на дне ангела какой-нибудь Доры Козьминишны Тянь-Шаньской.

Есть ли какая сила, способная превозмочь самодовольство, которое советские мажоры, как эстафетную палочку, перехватили у сходящих во гроб мещан той самой былинной и самоварно-бараночной древней Москвы? И почему, прочитывая очередной мемуар очередного интеллигента, к середине забываешь, кто сие писал, (не лев ли рубинштейн), и с ужасом ощущаешь при этом, что тебя погрузили в мир песен позднего Газманова?

И язык текста! Фантастически безыскусный, лёгкий и без претензий. Бежит себе небольшая московская струйка, неоригинальный такой ручеёчек. Легонько бурля, от трюизма к трюизму, так и слышится «ну блин давай», и звон стекла о стекло, ну, вы сами понимаете, что бьётся, не рог же грузинский!

«Слушай, а ты записываешь-то их хоть, а? Рассказики-то свои? Да они ж прикольные такие! Супер вообще рассказики!»

«Записываю, записываю, не волнуйтесь»

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу