Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2015

s

Митя Самойлов

Мысленный волк

Алексей Варламов
Мысленный волк

Другие книги автора

Алексей Варламов "Мысленный волк"

Россия 1914 года это та Россия, которую мы не могли потерять, потому что её не знали, но всё-таки, не уберегли, потому что это было неизбежным.

Сюжет романа «Мысленный волк» пересказывать не имеет смысла – хотя, с романами так всегда.

Деревня, лето, размеренная жизнь механика Василия Христофоровича Комиссарова, его интеллигентная жена, дочь Ульяна, сосед литератор и страстный охотник, простые крестьяне, ломающие веялки и велосипеды, река, обрыв, полынь, вальдшнепы, до станции на извозчике, в буфете сахарные булочки, Чехов-пошляк, Толстой отлучён и всё другое, что мы так любим.

Но есть некий мысленный волк – грех, червоточина – который грызёт людей, души, страну, мир.

И вот уже благостный механик, утаивая от жены деньги, финансирует коммуну, а та ему велит убить соседа, потому что тот писал статьи о бешеном старце, который развёл вокруг себя сластолюбивую секту для плотских утех, а вот ещё появился бродячий прозревающий мужик-хлыст, и стал вхож к Государю, и война, и поэты сплошь поклоняются идолам и ныряют по культам, и в ком больше сумасшествия и бесовства, тот и главный. И так во всём.

Книга Варламова рассказывает о стране, в которой что-то пошло не так, какая-то душевная ржавчина стала разъедать Россию одномоментно и целиком. И страна перестала быть Россией и стала воплощённым мракобесием. Не стало вальдшнепов, охоты с ружьём Зауер, благодетельных механиков, веялок и сеялок. Всё это потускнело, померкло и отступило перед страшной левиафановой пастью истории.

Роман Варламова медленный, обстоятельный, чуждый динамике и от того убедительный и затягивающий. И не забыть нам описания веялки Клейтона – в нём квинтэссенция романа. Здесь и про народ и про Россию и про историю:

«Веялка была изломана до такой степени, точно ее хозяин испытывал к ней личную ненависть. Комиссарова всегда поражала та жестокость, с какой мужики относились к механизмам. Ко всему так относились — баб своих били, детей били, скотину били, вот и дорогую заграничную машину, поперечную беловую веялку Клейтона пятого номера, ломом, что ли, охаживали? Или думали, ежели по ней посильней ударить, так она заработает? А как не заработала, осерчали еще пуще и разворотили до основания. На, получай, проклятая! Он смотрел на искореженный умный аппарат, и в душе у него ярость мешалась с жалостью, точно перед ним лежал искалеченный человек».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу