Игорь Караулов

Красавица

Елизавета Готфрик
Красавица

Другие книги автора

Елизавета Готфрик "Красавица"

Этот текст повествует о том, как девушка с неидеальными формами и намеком на умственные запросы пускается во все тяжкие на фоне быта украинской столицы между двумя майданами, познавая оттенки серого, бурого и малинового.

Рецепт повести прост: секс, драгс, рок-н-ролл, и побольше, побольше.

Наркотики, потребляемые героиней, настолько разнообразны, что непонятно, как они уживались в одном организме: опиум и гашиш, кокаин и таблетки, галлюциногенные грибы и, конечно, старая добрая трава. Но драгс – лишь гарнир к основному блюду – сексу. Секс мелькает перед нами бесконечным калейдоскопом: парный и групповой, однополый и разнополый, ваниль и БДСМ, за деньги и так.

Большинству читателей повести «Красавица» это пояснение излишне, но тех немногих, кого угораздит прочесть ее, еще не отведав плотской любви, я хотел бы заверить в том, что секс (и не только в его супружеско-миссионерском варианте) в жизни выглядит не столь унылым, дежурным и бессмысленным занятием, как в прозе Елизаветы Готфрик.

Эпизодов сексуального непотребства в тексте такое количество, что если бы они были описаны с подробностью, свойственной хотя бы любительским порнорассказам, то эта небольшая повесть вытянулась бы в многотомную эпопею. А так – перед нами беглая опись, по своему стертому, лексически и интонационно бедному стилю напоминающая складской журнал: такого-то числа столько-то товара принято, столько-то отпущено. «Меня пороли и я просила ещё», - это фактически все, что автор может сказать о сексуальной стороне целой вечеринки группового БДСМ. Не убеждает, не соблазняет, не увлекает, не вызывает желания попробовать.

Но, может быть, у автора как раз противоположная цель, дидактическая: показать, как жить не надо?

Увы, такой вывод тоже сделать нельзя. У повести нет ни экспозиции, ни развязки: непотребства внезапно начинаются и столь же внезапно заканчиваются, никак не изменив героиню, не преподав ей никакого урока и не выведя ее ни на какой истинный путь. Отдельные персонажи попадают в тюрьму и даже умирают, но это никак не нарушает круговорота тел и поз. Сюжет как таковой отсутствует; нельзя даже сказать, что героиня движется от мужчины к мужчине: самец, исчезающий из ее жизни на одной странице, может как ни в чем не бывало вынырнуть страниц через сорок с приглашением в очередные нумера, которое будет принято с невозмутимой готовностью.

Возможно, автор хотел купить публику чисто номинальным эпатажем, но с этим приходить надо было раньше, на заре сексуально-психоделической революции. Сегодня такими вещами можно эпатировать разве что церковных старушек – но им, знаете ли, и палец покажи…

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу