Игорь Караулов

Шахтерская глубокая

Ганна Шевченко
Шахтерская глубокая

Другие книги автора

Ганна Шевченко "Шахтерская глубокая"

Донбасс, еще не тронутый войной. Девушка Аня из бухгалтерии шахты мечтает устроить свою личную жизнь, а в это время то тут, то там дает о себе знать таинственный Шубин – шахтер, из-за женского коварства забытый под землей во время ядерного взрыва, но не распылившийся на атомы, а выживший и приобретший сверхспособности.

На пересечении их судеб возникает этот текст, жанр которого можно определить как «женская фантастическая проза».

Этот жанр давно развивает у нас Мария Галина, но если у Галиной женское и вообще бытовое по большому счету служит гарниром к фантастическому или мистико-мифологическому компоненту, то Шевченко, напротив, фантастику расписывает очень приблизительно, зато по женской части отрывается мама не горюй – и, между прочим, может со вкусом изобразить почти порнографическую сцену.

Итак, в ходе очередного конторского пикника Аня проваливается в заброшенный шурф и попадает прямиком в царство Шубина. Цитата из Кэрролла тут лишняя, читатель не дурак и сам все поймет: это же Донбасс, и норы тут роют не кролики, а шахтеры.

Шубин, этот донбасский Аид, отпускает Аню, но с условием: привести к нему четырех самых паскудных мужчинок поселка на процедуру духовного очищения. Вокруг этого задания и строятся дальнейшие события: Аня выбирает подходящего грешника, аккуратно дает ему повод для приставаний (а эти кобелины никогда своего не упускают), встречается с ним и мытьем да катаньем увлекает в лес, к заветному шурфу.

И так четыре раза.

Рассказчица-героиня то и дело вертится перед зеркалом, вдумчиво выбирая платья, кофточки, накидки для соблазнения очередной жертвы. По ходу действия мы во всех подробностях узнаем, из чего же были сделаны наши девчонки, бабоньки, тетки в шахтерском поселке на рубеже тысячелетий: что носили, что через кого доставали, как стриглись, как организовывали свой досуг, что у них там с мужиками было, как они в целом выглядели и как выживали.

В общем, план по сдаче мужчин был выполнен. Пропавших стали искать, и Аня поначалу почувствовала себя преступницей, ни за понюх табаку отправившей на тот свет не таких уж плохих, в сущности, людей. Шубин заставил ее понервничать, но в итоге сдержал свое слово: на поверхность мужчины вернулись, причем совершенно преображенными. Однако и в финале своей повести Шевченко остается прежде всего женщиной: преображение состоялось в согласии с лучшими девочковыми мечтами, точь-в-точь по выкройкам Burda Moden.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу