Андрей Степанов

Столкновение с бабочкой

Юрий Арабов
Столкновение с бабочкой

Другие книги автора

Юрий Арабов "Столкновение с бабочкой"

Альтернативная история, но очень логичная и правдоподобная.

2 марта 1917 года Николай II наотрез отказывается отречься от престола. Временное правительство все равно приходит к власти, но с царем ничего поделать не может – демократия не позволяет. Возникает троевластие: царь – правительство – Советы. Поскольку действуют те же исторические силы, что и в реальности, Февраль неизбежно влечет за собой Октябрь, но в промежутке у царя остается возможность заключить сепаратный мир с кузеном Вилли, что он и делает. А это превращает весь дальнейший процесс в мирный. Ни гражданской войны, ни интервенции, ни голода, ни екатеринбургского расстрела (впрочем, в доме Ипатьева убивают самых радикальных большевиков). «Анастасия, выйдя замуж за дипломата, уехала жить в Англию, и Александра Федоровна сильно скучала по ней». В финале, в 1929 году (в реальности – «год великого перелома»), идет мирное строительство индустриальной державы, а гражданину Романову в его квартире на Гороховой в ночь на 2 марта снится страшный сон: он подписывает отречение.

Стройность концепции говорит о хорошо продуманном замысле, но это не всегда гарантирует совершенство воплощения. Роман получился неровный, особенно в стилистическом отношении, но есть фрагменты, которые искупают все.

У Арабова бывают счастливые моменты, когда он ловит драйв, как битлы, изображенные в его лучшем романе «Биг-бит». Вот они долго и вяло болтают, слоняясь по студии на Эбби-роуд, бренчат, шутят, дурачатся, бесятся, а потом раз – и получается песня. Примерно так обстоит дело в «Бабочке». Арабов долго слоняется по истории, о чем-то спорит с Солженицыным (первая часть называется «Ленин в Цюрихе»), имитирует внутренний монолог царя с его короткими, как у Буратино, мыслями («Царствую двадцать три года. Люблю маневры. Интересен флот. Особенно подводные лодки. Стоят в Риге. Если забраться в подводную лодку и уплыть в Португалию?»), заставляет людей в 1917 году подпускать современные словечки, валяет ваньку, валяет дурака, валяет текст, постепенно разогревается. Драйв начинает переть в самой середине романа, когда Николай II прогуливается по революционному Петрограду, знакомясь со своим народом (в конке у царя крадут часы), а потом попадает в Смольный и беседует с Троцким. Великолепен «крупный администратор» Троцкий, великолепна сцена, когда гражданину Романову возвращают часы покойного деда, Александра II Освободителя, для чего Льву Давидовичу приходится обратиться к питерскому главвору Жоре. Великолепна сама идея диалога царя с большевиками. Вообще самыми сильными местами оказываются контрасты, столкновения, противоположности, совмещения несовместимого (как ни странно, но похоже, что Арабов, в отличие от Сокурова, художник не полутонов, а антитез и оксюморонов).

Юрий Арабов, при всех его киношных регалиях, – писатель недооцененный. Читать его интересно и полезно, и новый роман – один из лучших у мастера.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу