Смотреть трансляцию

Денис Епифанцев

Дурные дети Перестройки

Кирилл Шаманов
Дурные дети Перестройки

Другие книги автора

Кирилл Шаманов "Дурные дети Перестройки"

Автор, который на самом деле не писатель, а современный художник, считает, что это роман.

В рамках некоего свободного стиля трактовки жанра можно, наверное, считать, это текст романом: герой под воздействием событий и обстоятельств меняется – превращается в автора. Например. И тогда – это текст написанный художником о самом себе и о том, как он стал тем, кто он есть. Что в свою очередь можно трактовать как способ уйти от критического взгляда: автор художник, а не писатель. Не стоит к нему подходить с лекалами «профессиональной литературы».

Эта мысль косвенно подтверждается предисловием в котором искусствовед Дмитрий Озерков аттестует нам автора как современного художника, но сетует, что он, Дмитрий, не литературовед и не может в полной мере оценить художественные достоинства текста.

Как бы намекая, видимо, что и вы, дорогие читатели – отнеситесь с пониманием.

При этом технически, с некой профессиональной колокольни, текст сложно назвать романом.

Более верное определение было бы: сборник анекдотов. Анекдотов про автора, его друзей, сначала ленинградских, а затем уже питерских наркоманов с конца восьмидесятых годов двадцатого века и до конца первого десятилетия века нового. Причем и слово «анекдотов» не совсем верно употреблено. Анекдотов – как коротких историй. Не всегда смешных. Местами понятных и интересных непосредственным участникам и их родным. А так как многие из участников и родных уже умерли, то и круг тех, кому эти истории понятны и интересны, еще меньше. И так далее.

Но при этом – это вторая часть защиты от критики – анекдоты эти претендуют на нечто большее, чем просто «частные случаи из жизни». Само название «Дурные дети перестройки» как бы должно быть ключом к большому обобщению: мол, за этими частными историями скрывается целое поколение, для которого в какой-то момент наркотики стали выходом.

И дальше – вот это потерянное поколение перед вами: они лежат в дурке, они ходят в армию, они пьют, колются, занимаются сексом, выясняют отношения с родными, совершают преступления и сидят в тюрьме. В финале большинство умирает, а те, кто выживает, – про тех тоже не скажешь, что они спаслись.

Это обобщение и универсализация опыта как бы должно поднять текст на новый уровень: да это частушки, но частушки экзистенциальные; да это анекдоты, но анекдоты с глубоким смыслом.

Все это в свою очередь, как это принято в современном постмодернистском искусстве, отменяет иерархию. Ну, допустим, я вам скажу, что на тему потребления наркотиков гораздо ярче и пафоснее высказывался в свое время Баян Ширянов в тексте «Низший пилотаж». И что? Да, эти тексты в основных своих изводах совпадают, но тут-то автор – художник.

Или я скажу, что Ольга Тобрелутс рассказывает о том же времени и месте, о своем опыте расширения сознания и пути становления большого художника, на мой вкус, гораздо интереснее, а тот факт, что она эти рассказы не документирует – делает их ценнее. И что? Кто тут такой умный, кто будет сравнивать художников между собой?

И так далее.

Но если все эти рефлексии отменить и отнестись к тексту как к тексту, то сказать стоит следующее: в основных своих интонациях, уровнем морализаторства, пафосом и желанием «сослужить добрую службу человечеству» «Дурные дети перестройки» страшно напоминают работу аббата Прево про «Кавалера де Грийе и Манон Леско». И примерно так же свежо и актуально.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу